Что будет с ценами на лекарства в Латвии?

Это глупый вопрос. За этим надо обращаться не к производителям, а к огромным базам, оптовым торговцам, работающим в Латвии на этом рынке.

А у нас не так много крупных оптовиков, Recipe plus и Tamro - крупнейшие.

Так вот сейчас вам открою один секрет. Мы с Recipe plus до сих пор не можем подписать договор о возможности реализации продукции Grindex. Потому что они требуют с нас 40%-ую скидку на товар, по которому мы и так уже чуть ли не в минусе, и предлагаем им его едва ли не по себестоимости. Огромную долю наценки создают именно они, оптовики. А некоторые из них имеют свои сети аптек, так там они еще добавляют розничную наценку. Поэтому все зависит от них, а не от нас. Мы даем к себестоимости очень небольшую добавку.

С какой наценкой вы реализуете товар оптовику?

До 20%.

И что вы видите в рознице потом? Насколько увеличивается ваша наценка?

Я постоянно хожу по аптекам. Смотрю, есть ли там наша продукция, но на цены я не обращаю внимание.

Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы навести какой-то порядок в политике цен на лекарства?

Я думаю, что цены на многие препараты завышены искусственно. Есть лекарства, которые стоят копейки, но и эффекта никакого не дают. А есть лекарства, которые стоят тысячи. С этим надо считаться. В Латвии, допустим, наше лекарство от изжоги стоит от трех латов. А швейцарское стоит 7 латов, или 11-12 латов. Следовательно, стоит посмотреть, какие иностранные лекарства оптовики закупают, по какой цене и по какой цене потом продают. Любое нормальное государство возьмите. И в нем местное лекарство будет дешевле аналогичного импортного. Наше сердечно-сосудистое лекарство стоит в два раз дешевле, чем чешский аналог.

И что делать в этой ситуации?

При регистрации иностранных препаратов надо просто смотреть, есть ли местные аналоги. Я уже много раз об этом говорил и министрам нашим, и людям из министерства. Ведь как получается? Я со своим лекарством в Европу выйти не могу, мне чинят самые разнообразные препятствия при регистрации. Например, Франция и Германия очень сильно защищают свой рынок. Если мы там что-то пытаемся регистрировать, то каждый раз они находят повод отказать. А у нас - открытые ворота. В течение двух-трех месяцев любой желающий может в Латвии зарегистрировать и начать продажу своего лекарства. У нас же есть аналоги, у Grindex, у Olainfarm. Но нас в Европу не пускают. Если бы пустили, то и цены может были бы другими. А так мы всегда оказываемся крайними, когда разговор о ценах заходит.

Вот недавно министр здравоохранения Бардзиньш сказал, что надо уменьшить цену на заводе. А как ее уменьшить? За пять лет в развитие Grindex вложено 30 миллионов латов. За короткое время построено новое производство таблеток и капсул, построили одну из лучших в Европе лабораторий, мы заканчиваем в мае крупный производственный участок и запускаем его, мы создали одну из лучших очистительных систем. Нам же надо что-то делать. Мы не можем за копейки работать.

Сколько времени получается уделять спорту, а сколько бизнесу? Не вообще, но хотя бы в последние месяцы?

Многое зависит от ситуации. Недавно мы завершили работу над формированием бюджета Grindex на 2011 год, поэтому приходилось день и ночь пропадать там, это сложный и очень ответственный этап. Но я постоянно контролирую ситуацию. Все-таки, для меня приоритет - это бизнес. К сожалению, так получилось, что все меня воспринимают как президента хоккейной федерации, забывая о том, что я еще и бизнесом занимаюсь. Мы с партнерами в свое время подняли бизнес на Liepājas metalurgs. И за пять-шесть лет на оборот Grindex увеличился в восемь раз.

Если работа над бюджетом Grindex уже завершена, то может ли вы обозначить какие-то заложенные туда цифры?

Я не могу этого сделать. Дело в том, что наши акции котируются на Рижской фондовой бирже. Она меня уже один раз оштрафовала за то, что я цифры журналисту рассказал. Еще есть у нас такая Служба госдоходов (СГД). Это такая организация, я думаю, ее никто толком не контролирует. Могут позволить себе все, что угодно.

А зачем акции Grindex котируются на Рижской фондовой бирже? С учетом оборота на местной бирже, разве это выгодно?

Шесть лет назад я выкупил 67% акций Grindex у банка Sampo. Тогда цена акции составляла 48 сантимов за акцию. Сейчас цена одной акции доходит до семи латов, в одно время и до девяти латов за акцию доходило. Для Grindex нужен был имидж. Мы торгуем с 40 странами мира, у компании должен быть определенный имидж. Поэтому Grindex пошел на биржу. Банки и потенциальные партнеры по сотрудничеству очень внимательно смотрят на это, для них присутствие на бирже имеет определенное значение.

Но со временем Grindex покинет биржу. Потому что биржа очень сдерживает возможности развития. Из-за ее требований руководство Grindex не может своевременно назвать какие-то цифры, не может своевременно рассказывать о планах. А для компании важно, чтобы партнеры понимали, чем она является и к чему стремится. Об этом, фактически, можно говорить только по итогам года, а это очень поздно.

Если Grindex намеревается, как вы объявили, к 2013 году выйти на оборот в 200-300 миллионов латов, то на это год вы должны закладывать значительный рост, допустим, на этот год планируемый оборот должен составлять 100 миллионов.

В прошлом году оборот вырос на 23-24%, прибыль я ожидаю в пределах 10 миллионов, но, возможно, будет и больше. Вы не забывайте, что мы приобрели завод в Словакии. Его показатели тоже идут в общую копилку. Он уже сейчас показывает прирост в 40% по сравнению с тем, что там раньше было.  Я там был, поставил своего человека, мы проанализировали все, показали, что и как нужно дальше делать.

У меня же было ампульное производство почти в Риге, Kalceks, но я его осознанно закрыл, потому что такому производству не место практически  городе. Это же химия. Ампульное производство долгое время существовало на контрактной основе, по нашему заказу делали ампулы поляки и литовцы. И я собирался строить новый завод здесь, в Риге. Но когда мне все посчитали, сколько это будет стоить , какие придется налоги платить... В общем, я купил завод в Словакии. Причем, вот маленький пример. Там налог на добавленную стоимость - 19%, а у нас - 26%. Разница есть? Когда счет идет в миллионах, то эта разница выглядит очень существенной. Поэтому я очень доволен тем, что удалось выкупить это предприятие. В ближайшее время там будут полностью все наши ампулы производиться. Думаю, что необходимо еще одну ампульную линию туда поставить, потому что сейчас нам не хватает мощностей для изготовления необходимых объемов. Я очень правильно сделал, что не построил завод здесь, в Латвии.

Рост планируется не только за счет завода в Словакии?

Конечно, не только за счет этого. Мы работаем над новыми препаратами, над расширением портфеля продукции - это наша самая главная задача.

Можете ли сказать, бюджет на 2011 год предполагает создание на Grindex новых рабочих мест? Сколько новых работников предприятие может принять в этом году?

Grindex не зря организовал Фонд образования. Мы контактируем с профессорами, институтами. У нас пока острой кадровой проблемы нет. Людей принимать будем, потому что иначе рост обеспечить невозможно. Зарплаты на Grindex хорошие. Думаю, что наша зарплата выше средней по стране. Сейчас на Grindex средняя зарплата - свыше 500 латов на руки, после вычета налогов. 

Какие продукты планируете запустить в этом году?

Три позиции очень хороших витаминов. Работаем над двумя позициями противовирусных препаратов. Вопрос по антибиотикам мной поставлен. Работники сейчас этим детально занимаются. Потому что нашему предприятию просто необходимо иметь в портфеле и противовирусные препараты, и антибиотики. Кроме того, естественно, работаем над сердечно-сосудистыми препаратами, психотропными. Но нужно переориентироваться, расширять портфель.

Так сколько же продуктов вы собираетесь запустить в этом году?

Думаю, что в этом году сможем запустить 6-7 новых продуктов и зарегистрировать их в нескольких странах. В настоящую Европу нас пока не пускают, хотя мы для наших препаратов уже открыли Болгарию, Румынию, Польшу, Великобританию. Так что мы работаем. Британия - это первый крупный европейский рынок, так как им был очень нужен наш препарат. Много раз пытались зарегистрировать свои препараты в Германии и Франции. Пока нас не пускают, но будем продолжать попытки.

Правильно ли будет сказать, что большой рыночный потенциал вы видите в витаминах и антибиотиках?

Да, совершенно верно.

Как насчет спортивной фармакологии?

Могу вам сразу сказать, что Милдронат очень популярен у спортсменов. Знаю, что сборная России по хоккею на сборы без Милдроната вообще не приходит, я уж не говорю об игроках сборной Латвии. Сейчас мне спортивные деятели говорят о возможности использования Милдроната во всех видах спорта. Мы отправляли Милдронат в Германию, чтобы сделать анализ, не является ли он допингом. Ответ однозначный - не является. Полагаю, что ближайшие годы он станет очень популярным препаратом для спортсменов. Хоккеисты давно применяют Милдронат, сейчас россияне активно осваивают это дело.

Что с созданием производства Grindex в России?

Россияне все время пытаются меня вовлечь в это дело. Речь идет о губернаторах нескольких российских регионов. Говорили с губернаторами Подмосковья, Томской и Краснодарской областей. Разговор шел о том, чтобы Grindex строил там завод. Они со своей стороны предлагают благоприятные условия. Предлагают приходить и запускать производство нашего портфеля продуктов. Я подумываю об этом очень серьезно, очень серьезно подумываю... Потому что, с учетом изменения условий, в России производственным предприятиям там отдается приоритет.

В России сейчас вроде бы намечается курс на инновации и так далее.

Совершенно верно. Именно поэтому я об этом думаю очень серьезно.

Как они предлагают решать вопрос с финансированием?

Они готовы участвовать в финансировании, это однозначно. Они предлагают место, они предлагают приходить с нашими продуктами, они даже предлагают построить завод, частично обеспечить его оборудованием. Есть разные предложения и условия. Но предложения очень интересные.

Как быстро можете принять или не принять имеющиеся предложения?

Это очень серьезный шаг. Есть и другие предложения. И это очень непростой вопрос.

Почему непростой?

Потому что всегда существуют опасения, что меня позовут, я им все сделаю, а потом скажут, что Липман не нужен. Надо все продумать, как следует.

Как идет развитие на китайском направлении?

В Китае уже идет окончательный этап подготовки к клиническим испытаниям Милдроната. Сейчас подписан договор с несколькими клиниками. Весной собираемся закончить эту процедуру. В мае мы летим с Калвиньшем (директор латвийского Института органического синтеза Ивар Калвиньш, - DELFI) в Китай, там мы хотим окончательно утвердить программу клинических испытаний.

Какие перспективы открывают эти испытания? Допустим, что они оказались успешными, все разрешения получены. Что дальше?

Если все сложиться благоприятно, то будем создавать совместное предприятие в Китае, чтобы не из Латвии туда отправлять тот же Милдронат, а производить его на месте в Китае.

Когда может завершиться эта процедура и будет получен какой-то четкий ответ о разрешении распространять и, возможно, производить Милдронат в Китае?

До конца года мы завершим эту процедуру.

Со стороны государства какая-то помощь одному из крупнейших экспортеров оказывается?

В последнее время мы получаем небольшие деньги из еврофондов. Сейчас мы строим новый участок, будем сдавать его в эксплуатацию в мае. На нем мы будем изготавливать химические субстанции, которые в дальнейшем будут использоваться при производстве препаратов для лечения заболеваний печени.

То есть будет выполнять заказы крупных фармацевтических компаний?

Да, пока так. Но в будущем на этом участке мы сможем изготавливать и свою готовую продукцию. Часть денег, вложенных в это производство, приблизительно 40%, мы получим из еврофондов.

В Китае с выходом на официальных лиц вам латвийское государство не помогало?

Мне в свое время очень помогла министр здравоохранения Байба Розентале. Она помогла мне встретится с официальными лицами, отвечающими за здравоохранение. Но первый и чрезвычайно важный шаг помог сделать президент Валдис Затлерс. Благодаря ему, мне удалось лично переговорить с вице-премьером Китая, а для Китая это очень важно. Разговор был благоприятным, вице-премьер дал толчок тому, что мы сейчас делаем в Китае. Там понимают, что это делается на уровне правительства, и нам это очень помогает. Затлерс очень помог.

А другим бизнесом вы сейчас занимаетесь?

Ну, у меня еще есть Liepājas metalurgs. Сейчас там без меня все происходит. Я дал другим совладельцам возможность покомандовать парадом. Для этого я на время передал им часть своих процентов, придет время, когда я должен буду их забрать, вот и все.


AО Grindex является ведущим фармацевтическим предприятием стран Балтии. Главные направления деятельности: исследование, разработка, производство и продажа оригинальных лекарств, незапатентованных лекарств и активных фармацевтических веществ. Специализация Grindex: лекарства для сердечно-сосудистой системы, противоопухолевые лекарства и лекарства, влияющие на центральную нервную систему. В состав концерна Grindex входят: 4 дочерних предприятия в Латвии, Эстонии и России; представительства и агенты в 14 странах. Продукция экспортируется более чем в 40 стран мира и составляет 96% от общего оборота. Главные рынки: страны Балтии, Россия и другие страны СНГ, Япония, США. Согласно отчету за IV квартал 2010 года, оборот Grindex в 2010 году составил 65,1 млн. латов, прибыль - 7,1 млн. латов. Итоговый годовой отчет компании еще не опубликован.