Основанный в 1998 году Институт Латвии создан для популяризации образа Латвии за рубежом. Однако его первый директор Вайра Вике-Фрейберга преуспела только в популяризации своего собственного образа, что позволило ей вскоре (1999) стать президентом Латвии, а второй директор – ныне депутат Сейма от объединения «Единство» и глава парламентской комиссии по иностранным делам Ояр Калниньш, тоже как то не преуспел на поприще создания определенного имиджа Латвии.

Зато в этом преуспел мировой финансовый и экономический кризис: Латвия оказалась в центре внимания мировых СМИ, причем абсолютно бесплатно. Об этом, открывая конференцию, заявила нынешний директор Института Латвии Карина Петерсоне. По ее словам, кризис пошел Латвии скорее на пользу, сделав «нас как бы примером преодоления экономических трудностей в глазах других стран». Так, в 2010 году число публикаций о Латвии в мировых СМИ утроилось – с 2800 до 6500, при этом 2/3 из 2010 публикаций о латвийской экономике носили позитивный характер.

«Что же то самое ценное, что создает положительный образ Латвии? Ведь, рассказывая о Латвии, мы не можем ни лгать, ни блефовать», – поставила вопрос ребром Петерсоне, и передала слово почтившему конференцию своим присутствием президенту Латвии Валдису Затлерсу, дабы тот поделился опытом как «один из главных создателей образа Латвии на международной арене».

Терпеть и молчать?

«Добрый день всем латышам!», – начал Затлерс свой мастер-класс. Далее президент вспомнил, как в тяжелую годину кризиса, находясь по долгу службы в заграничных командировках и рассказывая о том, что происходит в стране, ему ничего не оставалось, как любить Латвию и говорить о ней с гордостью.

«Откуда возникают позитивные и иногда не совсем позитивные образы страны? В наше время интернета ни одно слово не пропадает без последствий, особенно проявления недовольства и ненависти. Первое, что надо сделать – это перестать проявлять недовольство страной. Что ценят люди сейчас? Добросердечие, гостеприимство. И это все про нас, про наше побережье, где можно наслаждаться природой и где каждый может найти то, что он любит», – пошел перечислять плюсы Затлерс. Поговорив о Празднике песни, он вдруг вспомнил школы национальных меньшинств, где преподавание ведется на восьми языках. «И это при 2,3 миллионном то населении! Этим нужно гордиться», – заключил он.

«Чтобы тебя любили, нужно, прежде всего, самому любить себя», – напомнил мантру психологов всего мира лучший пиарщик и рекламщик страны (его последняя удача – превращение Айнара Шлесерса из вице-мэра Риги в оппозиционного депутата Сейма) Эрик Стендзениекс. «Любовь к себе и к ближнему улучшает среду вокруг нас. Есть время похвалам. Есть время осуждению», – продолжал слоганить Стендзениекс, как бы споря с главой государства. «Мы не требуем, чтобы журналисты только хвалили. Мы не можем, обижаться на СМИ также, как и на бурю, сорвавшую крышу», – сказал он снисходительно.

Пациент скорее…

Дабы помочь журналистам в создании позитивного образа Латвии, организаторы конференции решили составить топ-5 имен и достижений в трех сферах: науке, культуре и экономике. Для этого были приглашены и получили возможность высказаться эксперты в каждой из этих областей.

Начали с науки, которая, как выяснилось, страдает не только от хронического недофинансирования, но и от скромности самих ученых. «Ученый ищет популярности не у публики, а в профессиональной среде, поэтому общество, как правило, не знает своих научных героев», – отметил президент Латвийской Академии наук Юрис Экманис. Между тем, ежегодно в декабре месяце ЛАН называет десять самых значительных научных достижений, а в марте присуждает две Большие медали: одну – латвийскому ученому, другую – зарубежному.

Научные открытия редко созревают в течении года, но в какой-то момент они «оседают» в виде публикации или нового медицинского препарата. Так, например, в 2010 году длительные иследования в области квантовой физики были обобщены в изданной Оксфордским университетом монографии, автором которой выступил ректор Латвийского университета Марцис Аузиньш совместно с сотрудниками Калифорнийского университета в Беркли Дмитрием Будкером и Симоном Рочестером (Marcis Auzinsh, Dmitry Budker, Simon Rochester. Optically Polarized Atoms: Understanding light-atom interactions. Oxford University Press, 2010, 380 pp.). Аузиньшу и досталась Большая медаль ЛАН за 2010 год.

Латвийский институт органического синтеза (ИОС) под руководством Ивара Калвиньша (лауреат Большой медали ЛАН за 2009 год) оформил в 2010 году 18 патентных заявок – рекорд для Латвии. При этом Калвиньш не захотел портить людям праздник и не стал доводить до сведения участников конференции, что Латвия находится лишь на 82 месте в мире по вкладу высоких технологий в экспорт (всего 5%), тогда как в Литве хайтек обеспечивает 6% экспорта, России – 8%, а в Эстонии – все 18% (77, 63 и 33 места соответственно). Умолчал он и о том, что несмотря на огромные вливания денег из еврофондов и более чем 20 млрд латов (около 30 млрд евро) кредитных обязательств, ВВП Латвии остался на уровне, каким он был в 2004 году до вступления в Евросоюз. Осталось не озвученным и другое положение подготовленной им презентации: деньги расходуются нерационально, поскольку в стране господствуют «политика самотека» («рынок сам все урегулирует, никакого планирования и вмешательства государства в экономику не требуется») и «нечестные политики, которые работают на свой карман».

«У партий власти нет экономически обоснованной политики! Политические установки были ошибочны уже с начала 1990-х годов, когда в правление [Ивара] Годманиса была целенаправленно разрушена и «прихватизирована» экономика и научная инфраструктура страны. В результате в Латвии остались лишь немногочисленные исследовательские центры, способные заниматься инновациями, да и те не финансируются в достаточной степени», – считает Калвиньш. По его мнению, в борьбе с кризисом Латвия действует прямо противоположным другим государствам Евросоюза образом: те вкладывают в образование, науку и инновации, а Латвия финансирование этих сфер «драматично сокращает».

Но заявить это в присутствии главы государства (Затлерса) и руководителя Института Латвии, бывшего товарища Годманиса по партии Карины Петерсоне он не решился, ограничившись замечанием, что базовое государственное финансирование ИОС меньше, чем то, что институт зарабатывает сам. При этом его сотрудники стоят на пороге открытия препарата, превосходящего активностью милдранат – изобретенное в Латвии лекарство для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

В конечном счете, участники этой сессии пришли к выводу, что Латвия может гордиться тем, «каких результатов мы можем добиться при столь ограниченных средствах». А креативно мыслящий Стензениекс предложил руководству ИОС написать умирающему от секретной болезни главе корпорации Apple Стиву Джобсу и предложить ему свою помощь. Если таким образом не удастся напроситься на финансирование, то уж резонанса точно потом не оберешься.

Калвиньш поблагодарил за идею, а Экманис восхитился тем, что латвийские ученые продолжают работать в Латвии, хотя могли бы успешно трудиться за границей, откуда им регулярно шлют приглашения. На вопрос Валдиса Затлерса, что же мотивирует ученых оставаться на родине, Калвиньш ответил: «Я люблю эту землю и другой у меня нет».

Культ культуры

Получив свою дозу гордости за Латвию (как отметил модератор следующей секции, режиссер и сценарист Гинт Грубе), глава государства удалился. А участники конференции принялись за самое любимое блюдо латышей – достижения Латвии в области культуры.

Следует согласиться с директором радио «Классика» Гундой Вайводе, в области музыкальной культуры латвийцы могут гордиться выдающимися именами: и исполнителями и сочинителями музыки. Дирижеры Марис Янсонс и Андрис Нелсонс выступают с самыми знаменитыми оркестрами, Элина Гаранча, Майя Ковалевска, Кристина Ополайс поют на самых знаменитых сценах, композиторы Петерис Васкс и Эрик Эшенвалдс (имя Раймонда Паулса, отметившего в этом году свое 75-летие, почему-то не упоминалось) известны во всем мире, а латвийской хоровой культуре завидуют даже Нидерланды. Виной тому выдающееся музыкальное образование, которое начинается с общеобразовательной школы, продолжается в (сохраненной с советских времен, когда она была создана – А.М.) сети музыкальных школ и венчается вполне приличной Музыкальной академией (созданной в 1919 году Язепом Витолом по образу и подобию Санкт-Петербургской консерватории, в которой тот учился и долгое время работал – А.М.), подчеркнула Вайводе.

К перечню музыкальных побед следует добавить успехи латвийского изобразительного искусства. Здесь в топ-5 затесался даже родившийся в Таллине российский гражданин, фотограф Александр Гронский, благо он теперь живет в Риге, женился на латышке и отдал ребенка в латышскую школу, как отметил зампредседателя Совета Фонда государственного культурного капитала Андрис Витолиньш. «Это большая потеря эстонцев, которые однажды не захотели, чтобы русский представлял Эстонию на Венецианском биенале. Мы должны заполучить Гронского в свою копилку, как это делают англичане, не взирая на национальность и происхождение», – заявил эксперт, потрясая аудиторию своим либерализмом.

По мнению выступавших, поводом для гордости латвийцев могут служить и не прерывающийся на протяжении двух тысяч лет культ солнца («Лиго! Лиго!»), и деревянная архитектура латвийской столицы, и переживающее свою «новую волну» (одноименный музыкальный фестиваль в Юрмале вызывает у культурных латышей только чувство стыда и брезгливого отвращения) кинодокументалистика, и отмечаемая международными призами отечественная мультипликация, и наличие в Латвии множества по-настоящему хороших театров, среди которых выделяется Новый Рижский театр лауреата премии «Золотая маска» Алвиса Херманиса, и рывок сделанный латвийским игровым кино, в лице картины Мариса Мартинсонса «Amaya» (Латвия, Гонконг), выдвинутой в 2010 году на «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм», и даже дизайн «наших магазинов и ресторанов».

Праздник песни и танца – предмет особой гордости каждого добропорядочного латвийца – внесен в список мирового нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. А с такой насыщенной музыкальной жизнью и с Национальной оперой «мирового класса», какие есть в Латвии, Рига смело может возложить на свою голову корону культурной столицы Европы 2014 года, решили участники конференции.

Единственное, чего Риге не хватает для полного счастья, это современного акустического зала, на подобии «Замка света», как обозвали здание новой Национальной библиотеки. Кстати, это умопомрачительное творение американского архитектора латышского происхождения Гунара Биркерта, которое возводится прямо напротив Старой Риги, на другом берегу Даугавы (см. фото), за нереальные для «попавшей в затруднительное положение принцессы» деньги, тоже было упомянуто среди достижений Латвии, правда, будущего 2012 года, когда ожидается его открытие.

Нашли, чем гордиться…

Автору этих строк не довелось участвовать в последней сессии конференции, предметом которой явился топ-5 достижений в экономике. Состав участников этого отделения программы был многообещающим. Главный экономист Swedbanka Мартиньш Казакс должен был бы рассказать, как Латвия может гордиться тем, что пожертвовав собой, спасла шведскую банковскую систему от краха. Директор Латвийского агентства инвестиций и развития Андрис Озолс должен был бы припомнить, как способствовала продвижению имиджа Латвии череда скандалов вокруг латвийского павильона на Всемирной выставке «Экспо 2010» в Шанхае. Президент национальной авиакомпании airBaltic Бертольд Флик должен был бы поделиться опытом беспримерной ловкости, с какой он превратил государственную собственность в частную, присвоив себе бренд airBaltic и еще пять связанных с ним торговых знаков.

Компания собралась чудная. Не хватало только кого-нибудь из руководства государственного монополиста Latvenergo, которое, заработав в 2010 году 40 млн латов (56 млн евро)прибыли, потребовало в 2011 году повысить тарифы на электроэнергию для населения в среднем на 21%. Не случайно председатель совета Латвийской торгово-промышленной палаты Жанета Яунземе-Гренде подчеркнула, что «Латвия может гордиться тем, что латвийцы могут выжить в любой ситуации и восстановиться из любого состояния». С ее мнением, говорят, согласилась и гендиректор Латвийской конфедерации работодателей Элина Эгле.

Но с ними почему-то категорически не согласны жители Латвии. И многие из них в тот самый день собрались на акцию протеста у стен президентского замка и парламента с требованием прекратить «геноцид народа». Вопреки увещеваниям г-на Затлерса, они решили высказать свое недовольство. Правда, не страной, а правительством. При этом участники митинга настойчиво призывали к прекращению межнациональной розни в Латвии и звали русских латвийцев вместе выступить «за общее дело». «Латыши и русские – все мы живем здесь, и другой страны у нас нет!», – звучало с трибуны. «Хотим жить в Латвии!», – настаивали демонстранты.

Их тоже зовет заграница: Ирландия, Англия, а скоро и Германия с Австрией позовут. Но они, как и Ивар Калвиньш, директор Института органического синтеза, хотят жить в Латвии. У меня эти люди, признаюсь, вызвали симпатию и даже гордость.

Однако глава государства уже получил сегодня свою дозу гордости за Латвию. И, наверное, потому он к ним не вышел. Не захотел поделиться?

Статья изначально была опубликована в блоге Александра Малнача .