В прошлом году дуэт супругов Никитиных, кандидатов физических наук, авторов и исполнителей огромного количества песен, отметил свое 50-летие. В массмедиа не раз появлялось известие, что союз давно распался и супруги живут по отдельности, на что Сергей Яковлевич неизменно отвечает словами из анекдота "Не дождетесь!" Вот и во время нашей беседы по телефону было слышно, как Татьяна неподалеку хлопочет по домашним делам, а супруг время от времени отвечает на ее вопросы.

Разговор, разумеется, начался с реверансов Латвии…

- В Латвии мы прекрасно отдыхали в Саулкрасты – арендовали жилье. Много лет плодотворно проводили время на турбазе Дома ученых на реке Гауя – это рядом с пограничными городами Валка-Валга. Живописная природа, рыбалка, грибы…

- И физики?

- Не только. Там собирались ученые разных специальностей. Были и походы по малым городам Латвии, где витрины в магазинах сильно отличались от московских. Конечно, гуляли мы и по Юрмале с Ригой, в Домском соборе слушали концерты органной музыки… А как-то поздней осенью заселились в одном съемном жилье с поэтом Дмитрием Сухаревым и за две недели сочинили музыкальный спектакль "А чой-то ты во фраке", который и по сей день с успехом идет в Театре современной пьесы Иосифа Райхельгауза – уже больше 20 лет.

- В независимой Латвии еще не были?

- Не успели! Вот, едем на ваш Фестиваль музыки театра и кино.

- Ваши песни до сих пор слушает и поет все постсоветское пространство, например, когда всякий раз под Новый год включает "Иронию судьбы" или ностальгирует под "Москва слезам не верит"… Как вы сами из физиков попали в киноэлиту лириков?

- Мы с Татьяной вместе учились на физическом факультете МГУ. Я еще на первом курсе организовал мужской квартет физиков, а потом руководил вокальным квинтетом, в котором пела Татьяна. Так и начали петь вместе. На гитаре научился играть сам - друзья показали пять аккордов и пошло. Играю на минорном строе семиструнной гитары. Первые мои публичные выступления были в Доме культуры МГУ, после чего сразу пригласили в прямой эфир центрального телевидения.

Кино и театр появились позже. В начале 70-х мы были близко знакомы с композитором Микаэлом Таривердиевым, который как-то пригласил меня в качестве исполнителя в фильм "Золотая речка" - я пел его романс на стихи Лермонтова. А когда Эльдар Рязанов позвал Таривердиева писать музыку к своей "Иронии судьбы", Микаэл Леонович снова вспомнил про меня и позвал исполнить романсы за кадром. Нужно было, чтобы за доктора Женю Лукашина (Мягкова) пел не профессиональный певец, а обычный человек с обычным голосом – это характерный признак авторской песни.

В фильме есть эпизод, когда Женя Лукашин трезвеет и чувствует себя неловко. Увидев гитару, он говорит: "Сейчас я вам спою, правда, пою я не очень хорошо". "Не очень хорошо" он поет как раз моим голосом.

- Ваш вклад в эту историческую картину – несомненен, а в титрах вы отсутствуете почему?

- Традиция тогда такая была – создатели фильма не очень хотели, чтобы люди знали, кто за кого пел и говорил. Но народ правду все равно разузнал. Сперва про Пугачеву и меня, а гораздо позже – про Валентину Талызину, что она озвучивала Барбару Брыльску.

- Что запомнилось с той работы вам?

- Когда я пришел к композитору с выученным уроком, то застал там Аллу Пугачеву – совсем не такую звездную, как впоследствии. Когда я спел при ней "Я спросил у ясеня", она иронично заметила: "О, Микаэл Леонович, какую вы ему хорошую песню дали!" Хотя, грех ей было завидовать – ее романсы на стихи Цветаевой и Ахмадулиной были прекрасны. Насколько я знаю, Микаэлу Леоновичу пришлось долго и мучительно трудиться, чтобы снять с Аллы налет эстрадной манеры и извлечь нормальную человеческую интонацию. Ей пришлось пропеть раз тридцать, чтобы…

- …из звезды превратиться в человека?

- Скажем так: из эстрадной коммерческой певицы в простого человека. И Алле это удалось – она, несомненно, очень талантлива.

- Однако ж в одном интервью вы довольно сурово прошлись по ее исполнению песни на стихи Бориса Пастернака "Свеча" - сказали, что клип на эту композицию демонстрировали бы "как высший образец пошлости и искажения авторского замысла", "низведение произведения искусства до уровня ширпотреба низкого сорта"…

- Ну не будем об этом! Слава богу, по телевизору его давно не крутят!

- Зато Алла Борисовна уже два лета подряд плотно проводит в Юрмале. А если встретитесь?

- У нас не было никаких натянутых отношений, да и встречались мы всего два-три раза за жизнь. Все, что я про нее говорил, могу повторить в лицо. Я ведь никогда не ставил под сомнение ее талант.

- На фестиваль приедут Владимир Меньшов и Вера Алентова – наверняка вам будет, что вспомнить про съемки оскароносной картины "Москва слезам не верит", на которой вы были композитором.

- Воспоминания – самые теплые. Меньшову пришлось побороться за меня – я ведь никогда не был членом Союза композиторов, что считалось большим препятствием в те времена. Но об этом я узнал лишь потом, когда решение приняли. Я позвал в соавторы поэта Дмитрия Сухарева – он придумал слова для песни "Александра". Помню, Меньшов тогда искренне удивился, почему Александра, если главную героиню зовут Катерина? Напомнили, что Александрой зовут ее дочь. И все стало на свои места. Песня должна была стать лейтмотивом всей картины.

- И она сделала свое дело – число новорожденных Александр в СССР сразу взлетело до небес. А чем вам запомнились отношения с недавно ушедшим Эльдаром Рязановым?

- После "Иронии судьбы" у нас сложились очень теплые отношения. Эльдар Александрович – верный и нежный друг. И для нас он был другом – в первую очередь. И лишь потом – великим режиссером. Поработать вместе нам удалось потом не сразу: ему понравилась песня, которую я написал на стихи Давида Самойлова "Повремени, певец разлук!", и Эльдар Александрович дождался момента, когда это можно будет вставить в фильм "Тихие омуты". Потом в картине "Забытая мелодия для флейты" мы исполняли за кадром "Песню бюрократа". Вот и все моменты нашей работы.

- Ваша фильмография в 2010 году обрывается… Не предлагают?

- Не предлагают. Другие времена наступили, более коммерческие. Все, что меня связывало с кино – это были дружеские связи: Петр Фоменко, Эльдар Рязанов, Олег Ефремов… Друзья уходят. А с театром история продолжается: это и спектакль Петра Наумовича "Рыжий" на стихи поэта Бориса Рыжего, начатый еще при жизни режиссера, и "Русское горе" Иосифа Райхельгауза по Грибоедову, а сейчас наслаждаюсь работой в новом проекте с Юлием Кимом…

- Раскрученные эстрадные деятели не обращаются к вам, как к нашему Раймонду Паулсу, с просьбами написать хит?

- Весьма редко. Хотя недавно с Первого канала обратились с просьбой написать песню для телесериала, но сотрудничества не получилось – им песня показалась слишком серьезной. Я на коммерцию никогда не делал акцента – бывает получалось, бывает – нет…

- Не связано ли уменьшение ваше востребованности в кино с активной гражданской позицией, не очень лестной в адрес действующих властей? В 2013 году вы публично отказались выступать на юбилее Юрия Башмета, "в силу серьезных разногласий с юбиляром по поводу принятого "закона Димы Яковлева" и его отношения к президенту В.В. Путину"?

- Не мог я молчать по поводу такого антигуманного закона!

- Ваша жена давно и много времени проводит в Италии, с которой ее связывает работа (она эксперт по России в одной итальянской фирме, - прим. ред.). У вас не было мыслей перебраться за границу, где поспокойнее?

- Если ты себя чувствуешь на сто процентов правым – бояться нечего! В России наша основная публика, и она нам осталась верна. Моей работе это не мешает. Может, это связано и с тем, что мы в России никому не переходим дорогу, а коммерческие масштабы у нас очень скромные... Кроме того, мы с Татьяной часто ездим в Америку, где живет семья сына.

- Ваши поклонники там тоже живут?

- Там очень много русскоязычной публики, которая ценит все, что связано с родиной. Простите за пафос, но я надеюсь, что нас любят за то, что мы поем очень хорошую поэзию – классиков 19-го века и наших современников. Современные 30-40-летние родители озабочены сохранением хорошего русского языка - они приводят на наши концерты своих детей.

То же происходит и в Европе: в Цюрихе действуют аж два детских русских клуба, где мы регулярно даем концерты, там есть и русская школа – все держится на местных энтузиастах. А в Америке каждый год проходят 13 фестивалей русской авторской песни: на восточном берегу, западном, в Хьюстоне, Чикаго, Канаде…

- И молодые местные авторы там есть?

- Конечно! И как положено в нашем жанре, на первом месте у них – стихи и смысл, а в случае еще и музыкальной удачи стихи обретают крылья.

- В России ваш жанр тоже не умирает?

- Тоже. Боюсь называть кого-то, чтобы не обидеть других. Например, Ольга Чикина из Рязани – очень интересный автор и исполнитель. Очень нежно я отношусь к Елене Фроловой – она и в Европе очень востребована, во Франции и Испании. Ее приятно слушать, даже не понимая русского языка. Музыка людей очень объединяет.

- Как и "Ирония судьбы". Кстати, сами вы этот фильм на Новый год смотрите?

- Бывает!

- А продолжение видели?

- Нет. И не буду смотреть. Это чисто коммерческий проект, а попытка выжать из известного бренда что-то еще заранее обречена на неудачу. Хоть коммерчески это и оправдано: люди шли в кинотеатры хотя бы из любопытства. Лично я ни от кого хорошего отклика не слышал.

- Как вы относитесь к тому, что фильм "Ирония судьбы" попал в опалу на Украине из-за участия в нем занесенной в "черный список" Валентины Талызиной?

- Все это, по крайней мере, не очень умно. И это больше говорит о тех, кто запрещает, чем о фильме. Мы, кстати, были прошлой осенью на Украине с гастролями. Конечно, нас там спрашивали про нашу политическую позицию. А позиция у нас очень простая: мы – за все, что людей объединяет, и против всего, что людей разъединяет. А наши песни - они, конечно, за объединение.

Фестиваль музыки театра и кино Jūras Pērle пройдет 31 июля и 1 августа в юрмальском зале "Дзинтари" и 2 августа – в рижском Доме конгрессов. В нем примут участие Михаил Боярский, Олег Басилашвили, Барбара Брыльска, Дмитрий Харатьян, Юрий Стоянов, Алена Бабенко, Ивар Калныньш, Ирина Муравьева, Анна Ардова, Игорь Корнелюк, Игорь Скляр, Игорь Верник, Антон Макарский, Сергей и Татьяна Никитины, Мария Наумова, Илона Багеле, Ольга Пирагс, Владас Багдонас, Вероника Плотникова и другие известные артисты и певцы.

Первый день - день песен и музыки из культовых фильмов и мюзиклов, за роялем – живая легенда Левон Оганезов. Второй день посвящен творчеству актера Андрея Миронова и творчеству композиторов Максима Дунаевского, Виктора Лебедева и Сергея Никитина. Третий вечер приурочен к 90-летию режиссера Эльдара Рязанова - мероприятие в рижском Доме конгрессов пройдет в интерьере ленинградской квартиры Нади Шевелёвой.

Зрители смогут вживую услышать песни в исполнении как самих актеров, сыгравших роли в фильмах, так и артистов, которые пели их за кадром, на экране покажут отрывки из кино, а артисты Даугавпилсского театра дополнят выступления. Все песни и саундтреки будут исполняться вживую, в сопровождении симфонического оркестра или вокально-инструментальной группы и предварятся актерскими историями. Каждый день - after-party с концертами в ресторане Laivas.

Все подробности о фестивале - www.jurasperle.lv