В прошлом году примерно в эти же дни продюсерская компания Владимира Зеленского высадила в Латвии мощный арт-десант, который четыре дня зажигал в Риге и Юрмале в рамках фестиваля Made in Ukraina – был и бесплатный промо-концерт на рижской Ратушной площади, и "дивное соитие музыки и юмора в зале "Дзинтари" с главными звездами украинской сцены, и украинская этно-ярмарка с дегустациями борщей-вареников-горилки и торговлей вышиванками с лепными горшками. И конечно, ночные тусовки под девизом "Хорошо с латышом пробежаться голышом". Дело было признано успешным и достойным повторения. Даже при том, что, по утверждению Зеленского, до окупаемости фестивалю еще далеко: "Но мы готовы вкладываться в такое дело!"

Продемонстрированная у себя на родине телеверсия фестиваля вызвала немало возмущенных откликов в соцсетях: многим не понравилось, что "Квартал 95" посмел за рубежом сравнивать Украину с "актрисой из немецких фильмов для взрослых", а дипломатическую активность президента Порошенко – с попрошайничеством. Некоторые политики и журналисты назвали выступление "публичным унижением Украины в глазах иностранцев".

В этом году Владимир Зеленский сообщил на национальном телевидении Украины, что начал работать с репетитором над совершенствованием своей "мовы", но в Юрмале команда выступала по-русски и жгла, не осторожничая ("Превратим в кромешный ад этот тихий семейный курорт", "Мы получили безвиз – ура! Завтра еще получим транш из Европы и… поедем в Европу бухать за их же деньги"). Правда, размах юрмальского "дивного соития" ужался до двух концертов – "Квартала 95" и Тины Кароль. Под занавес мероприятия зал хором исполнил песню про Украину. И как написал Зеленский в своём инстаграмме: "Мы работаем!! Нас любят! Украину уважают!"

Владимир Зеленский
Foto: LETA

- В 2001 и 2002 году команда "Квартал-95" получила на юрмальском фестивале КВН второй главный приз – "Кивина в светлом". Чем запомнились те времена?

- Прекрасный был фестиваль! Помню, я изображал Земфиру в кожаных обтягивающих штанах. Это была наша первая заграница, обалденные музыкальные вечера, теплый зритель (мы-то боялись холодных балтийцев), романтика (на следующий год Владимир женился на одном из авторов команды Елене, - прим. Ред.), юность… Запоминается же только светлое! С тех пор всегда еду в Юрмалу с большим удовольствием.

- Но именно после получения "Кивина в светлом" ваша команда покинула КВН и перестала ездить в Юрмалу.

- Да. Но это как в большом спорте: долго не хочется уходить, а потом приходит время, когда становится тесно в каких-то рамках – люди переходят на новый этап. Ты взрослеешь, юмор твой становится другим, миниатюрки уже малы (не хочу никого обидеть) – хочется не только соревноваться в искрометности и думать в категориях смешно-несмешно, а также – о чем я. КВН этого не предусматривает.

- То есть никакого конфликта не было?

- Был. Команде из Украины в большом КВН всегда было непросто. Тем более что на нас возлагали миссию представлять страну, а мы не были столичной командой – мы ж провинциалы из города Кривой Рог. Вот вы – рижане, а мы – криворiжане (по-украински город называется Кривий Ріг, прим. Ред)… В итоге мне предложили оставить своих ребят и стать звеном компании Маслякова. Я не мог этого сделать, хотя с позиции большого бизнеса мое решение понять было трудно. Вот и весь конфликт.

- В этом году вы не стали проводить второго фестиваля Made in Ukraina, который был так громко запущен в прошлом. Сейчас вы ограничились двумя концертами – вашим и Тины Кароль. Почему?

- Большой фестиваль – недешевое удовольствие. Очень хотелось продолжать, но тут были какие-то долгие истории с датами – нам не могли предложить подходящие: тут забито, там закрыто, здесь – свои фестивали… Мне казалось, что местные люди должны идти навстречу, поддержать, понять, что нам пока трудно выдержать ценовую политику еврозоны. В общем, фестиваль никуда не делся, просто в этом году проводим его в Одессе, которую мы тоже нежно любим.

- То есть подсчитали – прослезились?

- Именно. Прослезились, но тему не закрыли. Будем разговаривать с местными представителями про следующий год – будут более лояльные условия, вернемся.

Владимир Зеленский
Foto: LETA

- Недавно в Латвии прошел Фестиваль общения "Лампа", на котором обсуждалась тема "латышскость". Могли бы вы определить, что такое украинскость?

- Слово для меня новое. Что, и в словаре такое есть? Конечно, у каждой нации есть свои ментальные особенности. Люди в Украине – очень приветливые и теплые, быстро влюбляются…

- Надолго?

- В нас – надолго! Еще мы хлебосольные, как грузины. И о-очень свободолюбивые. Это понятно по всем историческим событиям. Также мы очень простые – кто-то даже называет это запанибратством. Ко мне соотечественники в любой стране могут запросто подойт и, постучать по плечу: "О, Вован, ну как ты?!" А я понятия не имею, кто это… А вообще, Украина – она большая, и везде все по-разному. В Киеве – так, в Кривом Роге – эдак, а в Одессе – вообще, одесситы живут…

- Есть качества, от которых украинцам хотелось бы избавиться, а вам – высмеять?

- Сегодня, как мне кажется, всем людям не помешало бы избавиться от зависти. Научиться радоваться и уважать успехи других, используя их как ориентир для своего роста. К примеру, в Америке мне очень сложно долго находиться…

- Завидовать всем начинаете?

- И это тоже. Но есть у них такое качество - они всегда рады чужому успеху, уважают человека, который чего-то добился. Меня это даже смущает в отношении себя. Хоть это и хорошее качество, чтобы тянуться вверх. Хотел бы я, чтобы и украинцы так относились к чужим успехам. По-моему, у большинства людей на постсоветском пространстве есть такая ментальная травма, как неверие в себя, в свои силы и успех. И как только появляется у людей возможность уехать туда, где лучше – они это делают. Поедем в ту страну – там безопаснее, в эту – там лучше образование, в другую – там больше платят… Все это правда, но, может, стоит спокойно осознать свои минусы, поверить в себя и сделать свою страну такой же крутой.

- После недавней отмены виз украинцам особенно легко уехать туда, где лучше. Могу я спросить о тех, кому ездить стало сильно труднее?

- Давайте!

- Певица Лолита Милявская год назад в интервью Delfi признавалась в нежной любви к Украине в целом и Львову с Киевом в частности. В этом году ее не пустили к дочке в Киев, но даже после этого она в интервью Delfi снова говорила только хорошее про Украину. На днях Лолита приезжает в Юрмалу на фестиваль Лаймы Вайкуле – вы поздороваетесь с ней, если встретите на Йомас?

- Мне кажется, что она сама не подойдет ко мне. Большинство российских коллег перестали с нами общаться – они сами приняли это решение. В Юрмале я никого не встречаю – похоже, они обходят нас стороной, опасаясь нашей проукраинской позиции. Но если подойдет, то есть же некий уровень интеллигентности: если с тобой здороваются – надо здороваться, если подают руку – подавать в ответ. Прежде всего, к людям надо относиться, как к людям. И в сложных случаях просто не переходить на политические аспекты в беседе. Есть разные точки зрения. Увы, мы не всегда умеем уважать позиции друг друга.

- В целом, что думаете про "черные списки" Украины – в отношении людей, фильмов, языков? Скажем, моей свекрови бы сильно не понравилось, если бы кто-то за нее решил, смотреть ей или не смотреть обожаемых "Сватов"…

- Я всегда был против запретов. А тем более мне не нравится, что политика запретов коснулась артистов. Это глупость! Но как только артист становится не артистом, а политиком, депутатом Госдумы и тому подобное – он сразу перестает быть артистом. Это политик, который может петь, сниматься в кино, играть в театре и т.д. Это уже другая категория.

- Скажем, актер и режиссер Никита Михалков, который уже как-то шел в президенты России, а сейчас снова собрался – он кто?

- По-моему, политик. Никто не спорит про его актерские таланты – "Я шагаю по Москве", "Свой среди чужих"... Но сегодня он политик, чьи политические взгляды по Украине не совпадают с теми, что разделяют люди в нашей стране. Соответственно и его актерские работы уже болезненно воспринимаются в Украине…

По-моему, как только артист превращается в политика, к нему могут применяться санкции. Какие? Я всегда считал, что самая страшная санкция для артиста – когда он вышел на сцену и увидел, что люди на него не пришли. Что может быть сильнее? Но есть еще такой момент, как законодательное нарушение. Если артист нарушил закон Украины – по поводу Крыма – тут уж ничего не поделаешь. Закон может нравиться или не нравиться, но не выполнять его нельзя. А если уж ты принимаешь решение, идущее вразрез с законом – едешь в Крым и говоришь там, наконец-то Крымнаш - ты прекрасно понимаешь, чем все закончится. Ты сделал свой выбор, и другая сторона имеет право сделать свой выбор.

Я всегда говорил: два человека скандалят – побеждает третий. По-моему, лучше, чтобы артисты оставались артистами, а политики – политиками…

- Вы тоже не то чтобы совсем уж в стороне от политической жизни страны. Президента Украины играли, речи эффектные задвигали…

- Ну, я же играл! Все же я пока артист – мне это нравится.

- Сердючка тоже играл-играл – и пошел в политику... Вы для себя такое развитие рассматриваете?

- Сердючка шел-шел - не дошел. Я для себя такого пока не рассматриваю.

- Недавно делала интервью с замглавы мониторинговой миссии ОБСЕ на востоке Украины Александром Хугом, который рассказал, что в этом году в войне погибло на 120% больше мирных жителей, чем за тот же период прошлого. Тем временем в центре Украины проводится "Евровидение", фестиваль Made in Ukraina. Нет ли ощущения, что эти реальности как-то диссонируют друг с другом?

- В Киеве есть студия крымско-татарского телеканала – я знаю этих ребят, у которых больше нет своей земли. Они делают серьезные новости, но, кроме того, обращаются к нам, чтобы у них была и развлекательная программа, юмор, музыка, потому что их люди – в Крыму и в Киеве - находятся в депрессивном состоянии. Они хотят, чтобы была услышана их позиция, но и не хотят отказываться от жизни. Во времена любых боевых действий артисты ездили везде и поднимали дух жителей. Это нормально. Их жизнь идет сейчас – ее нельзя отложить на потом. А если ждать, пока всюду будет мир, то и рожать нельзя?! Надо попытаться в голове разделить войну и жизнь. Дали жизнь – живи ее достойно, вне зависимости от профессии.

- В прошлом году лидер украинской "Лиги смеха" Андрей Чивурин рассказывал в интервью Delfi о негласном запрете шутить над Надеждой Савченко, пока она в тюрьме, обещал, когда она выйдет – непременно… Какая ситуация со "священными коровами" сегодня?

- Отличная! Над Савченко мы активно шутим. "Священных коров" нет, ведь мы шутим не над людьми, а над поступками, которые эти люди на своих должностях совершают – что они начудили. Во всем цивилизованном мире (я не беру некоторые близлежащие страны, где нельзя какие-то фамилии даже упоминать) шутят над всеми политиками самого высокого ранга. И объекты шуток охотно приходят в разные телешоу. Тот же Джимми Фэллон может запросто растрепать прическу Трампу. Это нормально.

- Кто у вас сейчас считается самым смехотворным политиком?

- Те, у кого самый высокий рейтинг узнаваемости: Порошенко, Тимошенко, Янукович до сих пор в топе, Савченко любим потерзать…

- В вашей стране сегодня происходят исторические события. Вы чувствуете некую свою миссию в этом?

- Думаю, мы с вами не являемся определяющими своего места в истории. Каждый человек должен просто достойно делать свою работу на своем месте. Для меня звезда хирургии – не меньшая, чем я, звезда. У всех случаются свои промашки, но его – подороже моих будут. Важно, чтобы на первом месте было именно твое дело, а не конъюнктура. Например, мы делаем кассету, в которой излагаем свое видение, и потом ее продаем, а не делаем ее под чей-то заказ.

Мне кажется, что в будущем жители Украины будут оценивать не то, как точно твои остроты попали в яблочко, а то, как ты себя на своем месте повел, когда был соблазн подстроиться и заработать на этом. Каким гражданином своей страны на своем месте ты был и насколько ты в любой ситуации оставался человеком.

- Есть разница, каким вы были на сцене до 2014 года и после?

- Конечно! Есть много болезненных вещей, связанных с войной – свою позицию по поводу Крыма и Донецка мы не скрываем и не меняем. Она есть и в нашем творчестве. Это сильно подзадоривает наших политиков – я знаю, что до них наши послания доходят. И это хорошо, потому что люди не должны жить в вакууме, в своих уютных клетках, на своих удобных постах. Так правильно жить.