Как пишет "Комсомольская Правда", Владимира Фриске возмутил вопрос о неявке в суд: "Это бред какой-то! Никакой повестки мы не получали, я вообще узнал о заседании из СМИ! Чего добивается "Русфонд", я не знаю. Им уже ответили из правоохранительных органов, что никаких противоправных действий мы не совершали. Жанну мы лечили на свои деньги. Только самолет для ее транспортировки заграницу обошелся нам в 160 тысяч евро. Я платил их из своего кармана. Пожертвования «Русфонд» собрал в феврале 2014 года, а перечислил деньги на счет Жанны только в ноябре. Почему они не дали средства тогда, когда ее можно было спасти, а не тогда, когда от нее уже отказались все врачи? Я не понимаю, чего от нас сейчас хочет «Русфонд». Собранных «Русфондом» денег мы не брали, мы их не тратили, и где они - я не знаю. Если бы нам отдали эти деньги, мы бы за них расписались, и тогда должны были за них отчитываться. Но моей подписи нигде в документах нет. Мы будем разбираться с этим. Мама Жанны действительно переводила деньги со счета на счет, но это были деньги дочки, а не «Русфонда». Все бумаги, подтверждающие это, у нас есть".

"По документам, на лечение Жанны была потрачена лишь небольшая часть - 4 миллиона 120 тысяч рублей из собранных 25 млн рублей, - рассказали изданию представители «Русфонда». - Наши попытки определить точные суммы, потраченные на лекарства и медицинское обслуживание, успехом не увенчались. Таким образом, сумма исковых требований составляет немногим более 20 млн рублей".

Напомним, ответчиками по иску фонда суд назначил наследников Жанны Фриске - ее родителей и сына Платона, интересы которого в суде будет представлять отец мальчика Дмитрий Шепелев.