О детском доме и начале взрослой жизни

dzemdības, tēvs
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Я не могу сказать ничего хорошего о своих сверстниках. У всех моих сверстниц из детского дома есть дети и почти все они относятся к ним как к дерьму. Для одной моей подруги ее ребенок — обуза, она кричит на него, бьет. Я была у нее в гостях и видела, что ребенок не плачет и ничего не трогает, потому что боится наказания. Вы спрашивали меня, не рассказывают ли в детском доме о контрацепции. Еще как рассказывают! Минимум раз в три месяца приходят специалисты и рассказывают об этом. Но в семьях об этом, наверное, поговорят разок и все. Слишком сильное навязывание, скорее всего, наоборот вызывает желание попробовать, как у парней, так и у девушек", — убеждена Мара.

Общаясь с работниками социальной службы, мне доводилось слышать, что, когда девушки из детдома или неблагополучных семей рожают ребенка, у них нет никаких навыков по уходу за детьми, поэтому я спросила, как Мара в столь юном возрасте сама справляется с уходом за своими детьми.

"Я еще до этого заботилась о детях в детском доме — ходила в их отделение, меняла подгузники, играла с ними. И когда у меня самой появились дети, то у меня не было с этим никаких проблем. Во время родов мне почти не было больно — может, потому что физически сильная и закаленная. Я с 12 лет работала, чтобы помогать маме — бралась за любую работу или "халтуру", даже ягоды собирала", — говорит Мара.

Когда я была на девятом месяце первой беременности, я копала для мамы картошку. Когда рожала сына, то даже не пискнула, хотя сын родился большой — 4100 граммов. А тогда рядом рожала 17-летняя девушка, с ней еще мама рядом была, так она там с ума сходила, сломала какой-то аппарат, кричала, хотя ребенок родился вдвое меньше моего. Я считаю, что к родам нужно быть готовой. Но когда я родила сына, одно меня шокировало — я лежала в одной палате с 12-летней девочкой, которая тоже родила ребенка, и у нее его сразу забрали. Сказали: "Когда тебе исполнится 18, если захочешь, можешь попробовать его вернуть"".

Алкоголь ломает всю жизнь. Казалось бы, что здесь такого — пропустить вечером стаканчик, но так все и начинается. Алкоголь сломал жизнь моей сестре. Мара

Сейчас Мара сидит дома с детьми, а в феврале заступает на новую работу. За детьми будет присматривать нянечка, которую наймут на пожертвования.

Мара закончила 10 классов, а 11-й начала дистанционно. Сейчас она сделала перерыв в учебе, потому что дети занимают все ее время. Тем не менее, она не сидит без дела — делает акриловый маникюр, занимается флористикой, рисует. Собственными силами отремонтировала съемную квартиру. Мара говорит, что ей нравится работать, только вот возможности у нее несколько ограничены. Однако девушка с надеждой смотрит в будущее и уверена, что у нее все получится.

"Дети — не самое тяжелое, что может случиться. Самое трудное — смерть близкого человека", — говорит Мара. Прошлой осенью умерла ее мама. Как бы то ни было, Мара ее очень любила, и та была для нее самым близким человеком. В тот день, когда врачи ей сообщили, что ее мама умерла, Мара без предупреждения ушла с рабочего места, за что ее уволили: "Это был самый тяжелый день в моей жизни — сначала у меня руки опустились, но потом я собралась, ведь у меня есть дети, ради которых надо жить и идти вперед".

На этой невеселой ноте наш разговор не закончился, но таков рассказ Мары. Далее своим мнением о том, как государство должно поддерживать детей, приближающихся ко взрослой жизни, делится бывшая сотрудница детского дома Иева.

Source info

DELFI Woman


Copyrights

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Статьи по теме:


Только на woman