Turgid.lv
Проект создан при поддержке Рижской думы
lv
Turgid.lv Проект создан при
поддержке Рижской думы

Если бы земля могла говорить, возможно, она бы рассказала о том, что самые интересные и важные истории о Риге и ее строительстве, о создании Латвии, а также о ее философии, архитектуре, медицине и искусстве хранит городское Большое кладбище, где покоятся важные для своей эпохи люди, которые прославились не только у себя на родине, но и во всей Европе. К сожалению, в советское время кладбище уничтожили и морально, и физически, а до наших дней сохранилась лишь небольшая часть памятников и построек. В настоящее время Большое кладбище - это мемориальный садово-парковый ансамбль. Однако, встретив хорошего рассказчика, можно распутать тайны и легенды, а также понять силу, которой обладала рижская интеллигенция.

Рижские истории:
Большое кладбище

Легенды о привидениях

Вокруг Большого кладбища немало своих легенд и историй о привидениях. “В таких рассказах упоминается балет призраков, процессии, всадники, хороводы мертвецов, и особенно - мистические образы из эпохи чумы: “серый человечек“, “белая дама“, “адские псы“, “ведьмины коты” и т.д. Вокруг мавзолеев гуляют рассказы о заживо погребенных, о телефонной связи с потусторонним миром, о доброй и злой страже у входа в склепы. Вдоль ограды хоронили самоубийц; тех, кого убили в пьяной драке и найденных мертвыми чужеземцев. Определенная атмосфера царила здесь всегда”

Ян Юшкевичс, “Старая Рига”

В XVII веке Ригу терзали не только войны, но и многочисленные эпидемии чумы, во время которых кучи останков жертв заразной болезни хоронили возле церквей или в других местах, а в узких улочках витал ужасный смрад. Трупы, как заведено, хоронили на кладбищах возле церквей, создавая таким образом потенциальные очаги инфекции, поскольку тут же по соседству жили люди, но еще не существовало никаких заграждений и систем снабжения города чистой водой. Сохранились свидетельства о том, что, например, в небольшой церкви Святого Иоанна в 1709 – 1711 годах во время эпидемии чумы одновременно могли находиться останки 300 человек, также трупы были на улицах и в домах. Когда с 1770 до 1772 года Россию снова терзала эпидемия чумы, царица Екатерина Вторая издала распоряжение или указ, который запрещал хоронить умерших в подвалах церквей, как прежде это делалось десятилетиями.

«До Риги этот указ дошел 23 февраля 1773 года с указанием, что кладбища необходимо обустраивать в просторных местах за чертой города, и место это нужно огородить забором», - говорится в исследовании «Рижский мемориальный парк – Больше кладбище, Яковлевское кладбище и Покровское кладбище», подготовленном Научным бюро по реставрации и проектированию Министерства культуры ЛССР в 1974 году.

Большое кладбище. Рисунок Иоганна Кристофа Бротце.

И тогда городской рат решил обустроить кладбище в четырех верстах (4658 м) от города, на пустой, холмистой площади – в месте, которое сейчас мы знаем, как Большое кладбище. Старейшая его часть находится за ул. Сенчу, ближе к железнодорожной станции «Браса». Покровское кладбище и кладбище прихода Екаба (Яковлевское кладбище) - немного моложе. В упомянутом исследовании можно наткнуться и на такой необычный факт – на Большом кладбище обнаружили древние захоронения, где скелеты были повернуты лицами вниз. Похожие захоронения нашли и на строительной площадке кинотеатра «Splandid Palace». Архитектор Александр Бирзниекс в своем очерке о рижских кладбищах отметил, что это было сделано для того, чтобы облегчить покойным воскрешение.

Большое кладбище поделили между Домским приходом, а также приходами Святого Петра, Гертруды, Иоанна, Иисуса и общиной Реформаторов. В наши дни там можно найти могилы едва ли не всех создателей Риги, а также ученых, медиков и государственных мужей. 

Заслуживает интереса и факт об ограждении вокруг кладбища. Изначально каждое кладбище ограждалось деревянным забором, однако его было решено заменить на каменный. Но стоит напомнить, что в XVII – XVIII веках в Риге неоднократно разворачивались военные действия, поэтому с точки зрения стратегии обычном делом при приближении врага было поджигать внешние стены, окружив город широкими полями, также было запрещено без особого разрешения и строить каменные дома. Это правило распространялось и на ограждения вокруг кладбищей, поэтому для строительства требовалось получить специальное разрешение инженерной комиссии. В начале XIX века по проекту главного городского архитектора Кристофора Хаберланда вокруг кладбища возвели основательный забор из красного кирпича. Сам Хаберланд и сам ныне покоится на Большом кладбище, и его могила является самым посещаемым местом в старой части кладбища. В свою очередь на краю кладбища можно найти и деревянную постройку, уцелевшую в пожарах во времена военных походов Наполеона, когда все предместья Риги были сожжены. В нем проживали могильщики, там же хранили катафалки и другие необходимые вещи.

Старые ворота Большого кладбища в 1969 году. Фото из архива Рижского городского стройуправления.

К новому кладбищу из города вела далеко не самая хорошая дорога – повозки вязли в белом, глубоком песке, поэтому гробы несли на руках. О дороге стали думать только в 1824 году. Сейчас мы знаем этот путь как улицу Миера. Ее проложили на собранные пожертвования, выложив брусчаткой. По сторонам посадили липы, чтобы летом можно было идти в прохладной тени. Интересно, что изначально городской рат издал правила, согласно которым похороны проходили в одной из церквей, но до закрытия городских ворот гроб нужно было доставить на Большое кладбище и без присутствия родственников предать покойного земле. Рижане не могли с этим смириться. Поэтому спустя несколько лет городское руководство эту норму все-таки отменило. Логично, что незадолго до этого, в 1776 году, была возведена и деревянная капелла с небольшой колокольней, а затем здесь построили точно такое же здание из камня.

Красивейшая часовня в Европе

Церковь вознесения Латвийской Евангелическо-лютеранской церкви на Большом кладбище. Фото: DELFI

Богослужение под открытым небом в 90-х годах XX века. Фото из архива Гунарса Арманса

Как уже говорилось, в давние времена самых богатых горожан хоронили в церквях, а бедных – за пределами храмов. Также и на Большом кладбище, где родственники пытались создать для усопших членов своих семей похожие условия. Так появились многочисленные родовые склепы, часть из которых находится в весьма плачевном состоянии. Разграбленные и разрушенные они все же сохранились до наших дней. Первые гробы опускались в так называемую подземную капеллу. Когда спустя 60 лет она переполнилась, а деревянные стеллажи, на которых покоились гробы, сгнили, было решено не восстанавливать часовню, а засыпать. Чтобы обозначить это место, установили крест, который находится напротив рядных склепов, а надпись на нем гласила, что его в 1833 году разместила здесь администрация Домского собора и церкви Святого Петра, а также, что здесь покоятся 133 усопших. После этого построили новую капеллу, которую спроектировал городской архитектор Иоганн Даниэль Фельско, который похоронен тут же неподалеку. Позже её перестроили по проекту Карла Нейбургера (его могила тоже находится на Большом кладбище).

В те времена это здание считалось одной из самых красивых часовен в Европе. До 60-х годов в ней проходили богослужения. После этого храм отобрали у прихода, разорили и практически разрушили. Еще 25 лет назад община Воскресенья проводила там богослужения под открытым небом, рассказывает историк-энтузиаст Гунарс Арманс, показывая фотографии. Однако прихожанам удалось собрать средства, и храм был восстановлен по проекту Фельско (авторы проекта интерьера храма – президент Академии наук Латвии Оярс Спаритис и художник Майя Авота). Здесь действует община Воскресенья, где служит священник Гунтис Калме. Он также был автором идеи увековечить память высланных в Сибирь, а также пострадавших и погибших в разных ее уголках – из железнодорожных рельсов сделали крест, который напоминает путь мучеников на Амур, в Игарку, Инту, Воркуту, Норильск, Красноводск и другие сибирские города, куда были сосланы многие члены этой общины. 

Стелла памяти убитых и замученных советской властью священников. Фото: DELFI

Крест из рельсов и колючей проволоки памяти погибших в Сибири. Фото: DELFI

Возле церкви с 1840 года также установлена черная, полированная гранитная стела, на которой изначально на немецком языке была надпись со своеобразным «кодексом поведения» для посетителей кладбища. После того, как большевики под предводительством Петериса Стучки замучили и убили 32 балтийских немца и латышских священников, интеллигенция и духовенство Риги решили увековечить их имена в камне, пишет в своей книге «Памятники и декоративная скульптура Риги» Ояр Спаритис. В советское время памятник, разумеется, быстро исчез, но в 2006 году его восстановили при поддержке латышско- немецкого центра «Domus Rigensis».

Места, мимо которых нельзя пройти

В свою очередь за церковью, которая расположена справа от дороги в старой части кладбища, можно осмотреть памятник Карла Земдегса, который изначально собирались установить на могиле Райниса, но позже был признан слишком маленьким. Теперь он украшает семейное захоронение Грашей-Клинклавсов. На другой стороне дороги можно также осмотреть мемориал родоначальников первой Атмоды, который был создан в честь 150-летнего юбилея Кришьяниса Барона. «Небольшие каменные стенки ограждают прямоугольную площадь, включающую в себя могилы с памятниками родоначальников латышской Атмоды - Кришьяниса Барона, Кришьяниса Валдемара и Фрициса Бривземниекса», - пишет Спаритис. Мемориал спроектировали архитекторы Юрис Дамбис и Айварс Гиболс. Автор памятников Барону и Бривземниексу – Янис Зариньш, а бронзовый рельеф портрета Валдемара и декоративные детали восстановил скульптор Зезостр Кедис.

"Рядные" склепы на Большом кладбище. Фото: DELFI

Здесь же рядом располагается еще один необычный объект - собрание фрагментов мемориальной скульптуры. Напротив церкви видна красная кирпичная стена, в которую в 1969 году по предложению архитектора Эдгара Славиетиса вмуровали найденные во время реконструкции Большого кладбища детали и ценные памятники. Здесь вмурованы ценные надгробные доски, родовые гербы, барельефы и другие элементы, а рядом расположены отдельно стоящие обелиски и стелы. Как отмечает Спаритис, к сожалению, подобная практика не была продолжена.

За этой стеной можно осмотреть еще один важный объект – рядные склепы, построенные в XVIII веке. Подобные склепы - в наши дни мы можем видеть такие на юге Европы - в Италии, Испании и Португалии – были и у знаменитой Синей гвардии, и у влиятельных рижских родов. До наших дней сохранились фасады склепов с различными надписями, гербами и другими важными деталями, однако, в целом, все это находится в очень плохом состоянии – некоторые из них в настоящее время даже пришлось законсервировать.

Жертвы «правильной» идеологии

Изначально между Большим, Яковлевским и Покровским кладбищами располагались широкие поля, которые со временем также заполнились захоронениями. В настоящее время кладбище занимает 36,7 га. Между Большим и Яковлевским кладбищами образовалась высокая песчаная насыпь, которая и сейчас видна на краю ул. Сенчу. Эту улицу через кладбище «прорубили» в советское время, в очередной раз продемонстрировав отношение к святым местам и истории города. 

После Второй Мировой войны активные захоронения на Большом кладбище прекратили, а последнее место погребения датировано 60-ми годами.

Мастерская у Большого кладбища. Фото из архива Рижского городского стройуправления

Теоретически, смерть и кладбище должны быть той разделительной чертой, которую нельзя переступать политике, в земле все равны, но, как бы парадоксально бы это не звучало, именно из-за политики на Большом кладбище произошли варварские перемены. Стоит учитывать, что большая часть покоящихся на этом кладбище являются немцами балтийского происхождения. Поэтому после войны и нескольких волн эмиграции за большей частью могил оказалось больше некому ухаживать. И хотя кладбищенский учет велся очень тщательно, согласно советской идеологии, мертвые были поделены на «правильных» и «неправильных». Поэтому в советское время многие могилы были целенаправленно уничтожены, ценные памятники переделаны и проданы другим.

Согласно решению городского исполнительного комитета от 23 апреля 1969 года, кладбище было решено переделать в мемориальный парк.  Памятники и многие важные для осмотра объекты снесли и расставили вдоль дорожек, чтобы их было легче осмотреть. Также это было сделано и для того, чтобы с трудом отыскать конкретные могилы.

Большое кладбище. Скульптура Иисуса Христа. Фото: Роберт Йохансонс, из книги А. Цауне “Rīgas Vidzemes priekšpilsēta pirms 100 gadiem”
Фрагмент скульптуры Иисуса в 2018 году. Фото: DELFI

Выдающиеся рижане и их памятные места

Большое кладбище. Памятник Андрею Пумпурсу. Фото: Роберт Йохансонс, из книги А. Цауне “Rīgas Vidzemes priekšpilsēta pirms 100 gadiem”

Возле улицы Клусу, на краю дороги стоит красивый памятник, который многие часто не замечают, пробегая мимо. Он установлен здесь в честь автора эпоса о Лачплесисе – Андрея Пумпурса и его супруги. Автор этой стелы – знаменитый скульптор Карлис Зале. Внизу изображен заснувший смертельным сном Лачплесис – символ народной свободы и силы. «Внизу, на шероховатой поверхности стелы изображен герой, а вверху - портрет поэта. На стыке 70 – 80-х годов, во время реконструкции Большого кладбища, разрушив большую часть исторических захоронений, возле памятника Пумпурсу обустроили площадку для отдыха и церемоний», - говорится на домашней странице Рижского агентства памятников. 

В настоящее время восстановлен памятник и место захоронения главного инженера Риги Адольфа Агте - автора и мостиков через городской канал, и других построек. Он находится прямо напротив церкви общины Воскресенья. Интересно, что это памятное место выглядит так хорошо, благодаря ЧП – как-то зимой трактор предприятия «Rīgas meži un parki» во время уборки снега «зацепил» и памятник. Поэтому из средств Рижской думы место захоронения решили восстановить.

Могилы современника Агте и одного из выдающихся мэров Риги, во времена которого в городе возвели большую часть выдающихся зданий, Джорджа Армистеда и его супруги находится чуть дальше. Неподалеку расположен и памятник Людвигу Вильгельму Керкоиусу – построенный им рядом с 1-й Рижской Государственной гимназией дом несколько лет назад был восстановлен, и сейчас в нем разместились институты Латвийского Университета. Всего на этом кладбище покоятся пять мэров Риги.

Памятник кавалеру ордена Лачплесиса Элзе Жиглевице. Фото: DELFI

Здесь же, благодаря обществу сениоров Латвийского Университета и Рижского технического университета, приведены в порядок места захоронения знаменитых преподавателей и ученых, включая лауреата Нобелевской премии, химика, рижанина Вильгельма Оствальда, основателя грамматики латышского языка Карлиса Мелбардиса и др. Здесь же покоится и величайший меценат Латвии, строитель и архитектор Кристапс Морбергс. 

Разрушенный в лихие годы, но сейчас восстановленный в граните памятник одной из трех женщин-кавалеров Ордена Лачплесиса Эльзе Жиглевиче, героизм которой был показан в фильме «Стражи Риги».

Стоит отметить, что в 2004 году художник Айгарс Бикше вместе с единомышленниками создал инсталляцию – «Офис матушки-земли» с экраном, на котором отображалась информации обо всех погребенных на Большом кладбище. К сожалению, вандалы его разорили, а о том, что когда-то была такая идея, свидетельствует лишь заляпанный красками информационный стенд.

В свою очередь вечный покой на Яковлевском кладбище обрели богатейшие и знаменитые рижане. Там находится могила, возможно, самого важного ученого, посвятившего свою жизнь изучению истории Риги и Ливонии, педагога и этнографа Иоганна Кристофера Броце. Неподалеку располагается и захоронение Августа Франца Фольца, автора большей части красивейших декоров исторических домов Риги (атланты, нимфы, колонны).

Большое кладбище

Рядом с этой и другими важными могилами размещены информационные таблички, которые существенно облегчают жизнь всем интересующимся мемориальным парком. Здесь можно прочитать и много необычных историй, например о том, что на кладбище Екаба похоронен родившийся на территории Латвии Кристиан Яак Петерсон, который скончался в возрасте 21 года и считается родоначальником эстонской национальной поэзии и литературы. Он учился в Дерптском (Тартуском) университете и за свою короткую жизнь успел выучить 20 языков.

Совсем недалеко располагается и могила актрисы Юлии фон Холтей. На табличке указано, что в ее честь известный композитор Рихард Вагнер, проживавший в ту пору в Риге, написал хорал «Gesang am Grabe von Julies von Holtei» («Пение на смерть Юлии фон Холтей»), которая впервые прозвучала на ее похоронах.

Восстановление, застройка и трамвай

Фото: DELFI

Поскольку в настоящее время право собственности на Большое кладбище перешло от Латвийской Евангелическо-Лютеранской Церкви к Рижской думе, за порядок в парке сейчас отвечает «Rīgas meži».

В последнее время Большое кладбище часто упоминается в контексте перспективы прокладки здесь новой трамвайной линии в Скансте. Будущий маршрут идет прямо через историческое кладбище и, если замысел будет реализован, придется сносить, как минимум, два склепа на краю ул. Сенчу, рассказывает энтузиаст по изучению истории Риги и знаток Большого кладбища Гунар Арманс.

Парадоксально, что эта идея, наткнувшаяся на активное сопротивление, вызвала большой интерес к Большому кладбищу, что, по мнению Арманса, бесспорно, хорошо. Кроме того, на благоустройство кладбища и восстановление других объектов выделены большие средства. 

Но Большое кладбище все никак не оставят в покое. Сейчас ведутся обсуждения и дискуссии по поводу разных сценариев развития этих территории. Обсуждается также и проект развития, предложенный Рижским агентством памятников, который предусматривает новую застройку и обустройство на кладбище автостоянки, против чего возражает и Госинспекция по защите памятников, и Друзья Большого кладбища, которые вот уже несколько лет общими силами приводят в порядок территорию. 

«Советуем всем интересующимся держать руку на пульсе. Будущий сценарий Большого кладбища может сложиться так, что кладбище могут и восстановить в качестве места памяти и захоронения создателей Риги и Латвии, но могут и уничтожить. Возможны все варианты», - написал в группе Друзей Большого кладбища в сети «Facebook» один из активистов движения Андрис Гобиньш.

Фото: f64

ЭКСПЕРТ ПРОЕКТА

Гунарс Арманс

Прекрасный рассказчик, очень много знает об истории рижских домов и улиц. В прошлом - инспектор Агентства защиты памятников.

АВТОР ТЕКСТА

Андра Бриекмане

Журналист, редактор проекта Tūrisma Gids.

АВТОР ВИДЕО

Микс Силиньш

Видеооператор, DELFI TV.