Turgid.lv
Проект создан при поддержке Рижской думы
lv
Turgid.lv Проект создан при
поддержке Рижской думы

История Болдераи начинается задолго до появления Риги, поскольку по Даугаве издревле проходили торговые пути. Однако это не значит, что район всегда был обжитым – людям не позволяли поселиться и спокойно жить меняющееся русло реки и странствующие разбойники, совершавшие набеги. Однако было одно исключение в истории, которое положило начало к заселению этой местности и было тесно связано с историей и судьбой Риги. Этим исключением стал епископ Альберт, который, несмотря на все существующие опасности, принял решение основать на правом берегу Даугавы монастырь, названный им Дюнамюнде или монастырем Святого Николая. Такая дерзость пришлась не по душе его тогдашним соседям – некрещеным куршам, ливам, земгальцам , и те в свою очередь без промедления стали нападать на монастырь и регулярно его разоряли.

Главная окраина Риги. Так иногда называют Болдераю, однако сами жители Болдераи лишь отрицательно крутят головой: «Мы никакая не окраина, без нас бы не было никакой Риги!»

Рижские истории: Болдерая

Переправа шведов через Даугаву или Спилвская битва, июнь 1701 года. Фото из архива Гунара Арманса

Окрестности Болдераи стали обживать приблизительно в середине XVI века, когда Даугава, благодаря изменяющемуся песчаному руслу, проложила себе еще одну дорогу к морю. До того момента место впадения Даугавы в море находилось приблизительно на территории нынешнего района Вецаки (примерное место впадения реки закреплено в топониме «Вецдаугава»). Некоторое время у реки было два устья, но позже старое обмельчало и утратило свое значение.

После падения Ливонского ордена на подвластной ему территории образовалось Курземское герцогство, которое находилось в подчинении Польше и Литве, поэтому герцогству – по доброй воле или же в принудительном порядке (история об этом умалчивает) - пришлось передать контроль за устьем реки полякам. Те возвели там укрепление – крепость на левом берегу нового устья Даугавы. Поляки существенно осложняли жизнь торговцам и рижанам, часто нападая и грабя их торговые суда, а также уничтожая навигационные знаки. Для борьбы с произволом поляков рижане учредили должность Водного капитана, главным заданием которого была охрана рижских кораблей.

В 1603 году, во время шведско-польской войны, возле конторы Водного капитана и лоцманского поселения, в дюнах, что на правом берегу Булльупе, по приказу Рижского рата была обустроена таможня. Она взимала так называемую Болдерайскую пошлину с кораблей, из столицы Елгавского герцогства – Митавы (Елгавы) (раньше у Лиелупе не было выхода в море, а нынешнее место впадения реки в море начало образовываться только с 1757 года). Вместе с этим в истории впервые было упомянуто и название «Болдерая».

Шведско-польская война завершилась победой шведов, и в 1628 году по условиям мирного договора шведы вместе с Ригой получили левый берег устья Даугавы и место впадения Лиелупе в Даугаву. Важная для торговли территория двух рек находилась в подчинении Швеции, и кораблям герцога теперь приходилось платить шведам большие пошлины. Уже в 1624 году король Густав II Адольф приказал на месте прежнего укрепления построить новую крепость, соответствующую требованиям своего времени. Новая Даугавгривская крепость (в то время ее называли Неймюнде) отличалась от той планировки, которую мы можем видеть в наши дни.

Карта 1701 года. Фото из архива Гунара Арманса

Находившееся на противоположном берегу место, где размещалась таможня, вскоре стали называть Лицента – по названию торговой пошлины, которая взималась шведами со всех экспортных и импортных товаров. На этом месте позже сформировался поселок Болдерая. Место, где находилась Лицента, находится в районе ул. Меникю. Оттуда с невысокой наблюдательной вышки можно было свободно следить за передвижением кораблей в устье Даугавы, поскольку в ту пору острова Любви (Милестибас сала) еще не было.

Располагавшаяся на противоположном берегу Даугавгрива всегда находилась в подчинении короля, в то время как земли Болдераи, были собственностью владельцев поместья. Зачастую владелец Болдерайской усадьбы в порядке объединения должностей также занимал и пост начальника таможни. В царские времена жизнь на берегах Даугавы протекала совершенно в разных направлениях – военная жизнь и все, что касалось военного дела, в Даугавгриве, и обычные, наполненные ведением хозяйства будни Болдераи, которые очень отличались от строгого режима в крепости на противоположном берегу.

ЖИТЕЛИ

Рыбаки в Болдерае. 1930-е годы.VRVM 116190 Фотооткрытка

Первые жители Болдераи либо работали в таможенной службе, либо были рыбаками или моряками на торговых кораблях. В свою очередь первые лоцманы, которые следили за движением по реке и знали обо всех опасных местах в устье, были из числа рыбаков, проживавших у места впадения Даугавы в море. Профессиональное объединение (цех) лоцманов было образовано уже в XVII веке, вскоре после учреждения должности Водного капитана и появления таможни на правом берегу Даугавы, напротив Даугавгривской крепости. По регламенту, Болдерая была определена в качестве места жительства лоцманов, которое могли поменять его лишь в исключительных случаях. Лоцманы привозили с собой семьи, именно поэтому поселок стал формироваться и как обжитое место, а не только как место, где лишь выполняли служебные обязанности.

Лоцманский дом в Болдерае можно осмотреть и в наши дни, он расположен на ул. Миглас, напротив Лоцманского канала (канала Лочу) и острова Милестибас (острова Любви). Здание построили в 1845 году, до наших дней оно сохранилось в своем первоначальном облике. Дом, который до сих пор остается жилым – летом по саду бродят маленькие дети и звучит грохочущая музыка – был бы самым подходящим местом для создания Болдерайского музея мореходства. К сожалению, дом украшает плакат: «Аварийное состояние» и, возможно, своего возрождения он так и не дождется.

Дом в Болдерае возле Лоцманского канала, 90-е годы. Фото: zudusilatvija.lv

Болдерая. Набережная Лоцманского канала. От изображенной на фото застройки сохранилась дальнее здание с башенкой, здание находится на ул. Виесницас,2. Фото: zudusilatvija.lv

Рыболовство было старейшим ремеслом жителей гривы, а также крупнейшим источником дохода. За землю, ставшую частной собственностью владельцев усадьбы, рыбакам приходилось платить, отдавая часть улова, а позже – деньгами. В царские времена за одно рыбацкое место в водах Болдерайского поместья нужно было платить до 20 рублей золотом в год. Хозяин – владелец лодок, сетей и прочих приспособлений – нанимал рыбаков на год. Зарплату платили им деньгами, в свою очередь еда и напитки были за счет хозяина.

Во время Первой Мировой войны рыбаки понесли большие потери - большая часть инвентаря оказалась уничтоженной. Не работал ни один консервный завод, покупательская способность жителей была очень низкой, поэтому в послевоенной Латвии к своему прежнему ремеслу вернулась лишь третья часть рыбаков.

Дом, который до сих пор остается жилым – летом по саду бродят
маленькие дети и звучит грохочущая музыка – был бы самым подходящим
местом для создания Болдерайского музея мореходства. К сожалению, дом
украшает плакат: «Аварийное состояние».

ТРАНСПОРТНОЕ СООБЩЕНИЕ

В Болдераю и в Даугавгриву уже в XVII веке по суше вели две дороги. Ближайший к Даугаве сухопутный путь пересекал протоку Хапака гравис, и на картах разного времени иногда указана переправа, а иногда мост. Необходимости в нормальной дороге у болдерайцев не было – все тяжелые грузы перевозились по воде, поэтому, например, центральная улица Болдераи – ул. Лиела – была вымощена булыжником только в 20-е годы XX века.

Болдерая. 1930 год. Фото из архива Гунара Арманса

Болдерая. Лодочный причал. 1920-е годы. Фото: zudusilatvija.lv zudusilatvija.lv

В 1861 году, с открытием железнодорожной линии Рига – Динабург город стал развиваться как один из важнейших портов Российской империи, в это время основательно увеличился и объем перевозимых грузов. Однако корабли с большой осадкой не могли добраться до Риги из-за недостаточной глубины фарватера Даугавы. Место впадения Даугавы в море замерзало позже, чем Рижский порт, что существенно продлевало возможность торговли и перемещения грузов в холодные месяцы года. Поэтому было принято решение о продлении железнодорожной линии до Болдераи. В 1870 году было утверждено Рижско-Болдерайское железнодорожное акционерное общество (концессия). В те времена подобные предприятия не были редкостью – акционерное общество строило железную дорогу за свои средства, которые затем возвращало себе, эксплуатируя конкретный объект определенное время. В 1894 году Болдерайская железная дорога перешла с государственное управление.

Новая одноколейная железнодорожная линия пересекала Булльупе, поэтому появилась необходимость и в проектировании соответствующего моста. Из-за судоходства по реке его сделали разводным. Конструкция моста была легкой, он поворачивался на 90 градусов, а развести мост в течение нескольких минут могли всего двое рабочих. К сожалению, в 1944 году немецкие саперы взорвали уникальный мост, и до наших дней он не сохранился.

Взорванный немецкими саперами железнодорожный мост через Булльупе. Фото Станислава Вердиньша. Фото из коллекции Гунара Вердиньша.

Железную дорогу открыли в 1873 году, сначала до Болдераи, а после завершения монтажа железнодорожного моста – до Восточной дамбы (Остасдамбис) в Даугавгриве. В 1875 году по железной дороге стали перевозить и пассажиров. В последнее десятилетие XIX века между Ригой и Болдераей начал курсировать пассажирский паровоз-вагон уникальной конструкции. Двухэтажный вагон построили на вагоностроительном заводе в Коломне (Россия) и он напоминал городской транспорт Лондона.

Болдерайский учитель Я. Ивановскис пишет в своих воспоминаниях: «С утра и по вечерам, когда было больше всего пассажиров, в поезде было 3-4 вагона, а днем ездила «кукушка» - двухэтажный вагон, в передней части которого находился маленький встроенный локомотив; в вагончике можно было перевозить 30-40 пассажиров. Если мне приходилось ехать в «кукушке», я всегда поднимался на второй этаж, поскольку оттуда можно было лучше смотреть на окрестности».

Днем из Риги курсировали четыре поезда с конечной остановкой «Остасдамбис», и со своими обязанностями эти поезда успешно справлялись до 1958 года.

Благодаря железнодорожной линии Рига — Болдерая, у города появился первый в истории постоянный мост через Даугаву, который существенно улучшил сообщение между обоими берегами реки. Когда поезда не курсировали, из центра на левый берег Даугавы по этому мосту могли пройти пешеходы и проехать повозки.

Для пешеходов и повозок существовал и второй, построенный ранее деревянный мост между лоцманской конторой и Крепостью. Изначально он был построен так, что полтора десятка рабочих канатами и цепями тянули плававшую более низкую часть моста к левому берегу. Позже мост переделали: в 1865 году у левого берега появился нормальный разводной пролёт. Однако Деревянный мост был не очень удобен для сообщения между Даугавгривой и Болдераей. Гораздо удобней по своему месторасположению был Железнодорожный мост, но его строго охраняли караульные. Поэтому внизу, возле Железнодорожного моста всегда на лодке дежурил паромщик, который мог перевезти пассажиров на другой берег всего за несколько копеек.

Земгальский или Железный мост через Даугаву в Риге (построен в 1871 — 1872 годах, просуществовал до 1944 года). Мост построило Рижско-Болдерайское железнодорожное общество в связи со строительством Болдерайской железнодорожной линии. Фото: Объединенный архивный фонд LVKFFDA. Документ Nr.: 88085

После Второй Мировой войны жители Даугавгривы и части Болдераи оставили свои дома, поскольку эта территория была отчуждена для строительства базы Военно-Морского Флота СССР. В 1958 году было прекращено движение пассажирских поездов в Болдераю, постепенно с этими окрестностями исчезло и речное сообщение. Район оказался связан с центром Риги только автобусным сообщением.

ЗДАНИЯ

Болдерайская лютеранская церковь – это храм Латвийской Евангелическо-Лютеранской Церкви, расположенный на ул. Лиела, 45. Здание церкви уникально тем, что это один из немногих деревянных храмов, сохранившихся до наших дней. До строительства церквей в Болдарае жители этого района ездили через Даугаву в Даугавгривскую Белую церковь. Со строительством железной дороги в Болдерае стало и больше жителей, поэтому возникла необходимость в строительстве своего храма.

Болдерайская лютеранская церковь, 1986 — 1994 год. Фото: VRVM 160452/25. Фотограф: Геннадий Емельянов

Его строительство началось в 1873 году, церковь освятили 25 мая 1875 года. Самое большое пожертвование на строительство церкви сделала сама община – она передала более 1 800 рублей. Среди щедрых жертвователей была и Доротея Гертвиг - мать фабриканта и филантропа Альфреда фон Гертвига.

Выдающийся краевед и житель Болдераи Арвис Попе писал в своей книге: «Всю свою оставшуюся жизнь Доротея Гертвиг оставалась патронессой церкви и получила в народе титул Баронессы (хотя по сословию Гертвигам такой титул не полагался).

На материалы и строительные работы было потрачено более 5 500 рублей (в современном эквиваленте это было бы приблизительно 65 000 евро). Также церковь получила и дорогие подарки – две люстры, чашу для причастия, купель, а также украшенные серебром покрывала для алтаря.

Здание школы построено в 1926 — 1930 годах по проекту архитектора П. Дрейманиса. В 30-е годы там находилась 34-я основная школа, в конце 30-х годов ее переименовали в Болдерайскую 34-ю основную школу. Во время Второй Мировой войны в школе обосновались легионеры. В наши дни это Рижская 19-я средняя школа. Фото: zudusilatvija.lv

История создания 19-й средней школы совпала с созданием Латвийской республики. После Первой Мировой войны старое школьное здание сгорело, и, поскольку средств на строительство новой школы не было, для учебных нужд у военных арендовали казармы на ул. Стурманю, 29 . 4 сентября 1926 года был заложен камень в основание новой школы, и уже 1 марта 1931 года новая Рижская 34-я основная школа, построенная по проекту Павила Дрейманиса, распахнула свои двери. В годы войны в школе разместили военных. В этот период неоднократно менялось и название школы. Она успела побывать 54-й неполной средней школой, Рижской 34-ой народной школой, Рижской городской 34-й неполной средней школой. Пока, наконец, в августе 1945 года она не получила свое нынешнее название – 19-я Рижская средняя школа.





Фабрикант Алфред Гертвиг был крупнейшим болдерайским предпринимателем и меценатом, одним из основателей Рижского яхт-клуба, основателем и начальником Рижского общества капитанов дальнего плавания. Примерно в 1900 году на берегу Булльупе построили уникальное здание – эллинг для яхт в югендстиле.

Эллинг для яхт, построенный фабрикантом Гертвигом. Разводной железный мост, пропускавший по реке яхты и пароходы. Фото: zudusilatvija.lv

Второй большой страстью Гертвига было озеленение. На бесплодной болдерайской почве он на свои средства высаживал декоративные растения и кусты, в районе посадили очень много сирени. Ее сажали возле лютеранской церкви, фабрики, железнодорожной станции и дома Общества. Парк Текстильщиков - тоже проект Алфреда Гертвига, но, к сожалению, до наших дней он дошел в плачевном состоянии.

Хардийс Лединьш с мамой в 60-е годы возле фонтана в парке Текстильщиков. Фото: pietura.lv

ПОХОД НА БОЛДЕРАЮ

Поход на Болдераю – это был перформанс двух друзей – Хардийса Лединьша и Юриса Бойко, который произошел 30 ноября 1980 года.

«Поход на железнодорожную станцию Болдерая - это мероприятие, которое объединило умственные и физические качества. Фактически Болдерая – это такое ужасное место, и нет какой ценности в том, чтобы туда идти. Но именно этот факт, что мы туда пошли, очень существенен – мы вышли из дома так, чтобы, пока мы были в пути, произошли бы световые изменения: или с раннего утра, когда еще темно... потом по дороге, где-то там, где Спилвские луга, взошло солнце. Или наоборот. Мы шли вечером, когда солнце садилось. Чередование света и тьмы – это одно из сильнейших впечатлений. Во-вторых, это то, что мы прошли через природу, через город, мимо переездов, потом через лес, затем через бесконечные поля и дошли, наконец, до промышленного района. Это не поход, скорей, ритуал, поскольку проводился раз в год, начиная с 1980 года. К тому же эти походы не повторялись в одни и те же месяцы. Когда мы исчерпаем 12-месячный лимит, мы придумаем какую-нибудь новую закономерность. По дороге мы проводили акции и ритуалы, поэтому это не просто поход, и все, кто в нем принимал участие, могут это признать. Это не простой поход еще и потому, что у нас был свой гимн».

ЭКСПЕРТ ПРОЕКТА

Мария Туча

Учительница младших классов 19 Рижскиой средней школы 

АВТОР ТЕКСТА

Кристина Радовица

журналист

АВТОР ВИДЕО

Микс Силиньш

Видеооператор, DELFI TV.