Turgid.lv
Проект создан при поддержке Рижской думы
lv
Turgid.lv Проект создан при
поддержке Рижской думы

Сегодня границы Засулаукса практически исчезли, район затерялся между Агенскалнсом и Шампетерисом, но исследователь истории Риги и патриот своего района Владимир Эйхенбаум обнаружил, что местные улицы, постройки и деревья готовы многое рассказать о том, как в старые времена жили в Засулауксе. Наблюдательному зрителю понемногу откроются не только станция и утраченный промысел местной мануфактуры, но и будет несложно представить петербуржцев и местных немцев, которые когда-то тут прогуливались, как по швейцарскому курорту. 

РИЖСКИЕ ИСТОРИИ: Засулаукс

Вокзал с комнатами для царской семьи

Большинство рижских станций — роскошные, но небольшие деревянные здания, часть из которых не дожила до наших времен. А вот станция Засулаукс, которая находится так далеко от городского центра и даже от оживленного Агенскалнского рынка, - это большое каменное здание. Да и до него тут располагалось двухэтажное деревянное здание. Величина построек объясняется сегодня уже с трудом угадываемым значением станции — международным. Отсюда поезда отправлялись не только в другие российские регионы, но и на Запад.

Foto: Bing Maps

"Если быть совсем корректным, то станция Засулаукс — вообще, никакая не станция, а вокзал. И между этими понятиями есть довольно существенная разница, - утверждает историк Эйхенбаум, - Станция — это лишь место, где продаются билеты, есть зал ожидания и, возможно, небольшой буфет. На вокзале в обязательном порядке был ресторан, а в случае международных маршрутов — еще и международные залы. На крупных станциях, в числе которых был и Засулаукс, для царской семьи строили особые комнаты отдыха, где могли остановиться также представители других известных семей, была и отдельная комната матери и ребенка". На территории Латвии так называемые царские помещения, кроме Риги, были только в Лиелупе, Вентспилсе и Даугавпилсе. Последние были разрушены во время Второй мировой войны.

Станция, построенная каменщиком Кришьянисом Кергалвисом, была открыта в 1912 году. Эту станцию планировалось сделать сортировочной, однако планы изменились, и вагоны стали сортировать на другом берегу Даугавы. Фото: zudusiLatvija.lv

Также в помещении станции Засулаукс находилось почтовое отделение и другие подсобные помещения, связанные с обслуживанием поджидающих поезда пассажиров. Это объясняется тем, что поезда в то время были достаточно примитивными: на конечных станциях их надо было менять, обновлять запасы воды и делать уборку. Соответственно требовались помещения, где люди могли бы провести время, погулять и развлечься, в ожидании отправления поезда до следующей станции.

Одна из легенд о происхождении слова "вокзал" рассказывает, что оно пошло от фамилии (Вокс) смотрительницы конечной станции в Великобритании. В картах на немецком языке ее название звучало как Voux Halle Gebaude. По другой легенде название пошло от района Лондона, именуемого Фоксхоллом, знаменитого садами для прогулок. В первой половине 19-го века в Москве по их образцу создали Вокзальные сады. Благодаря им, слово попало в русский язык. Засулаукс тоже обрамлен многочисленными деревьями и аллеями.

Первое здание станции «Зассенгоф» или «Засулаукс» было деревянным. Его построили в начале 70-х годов XIX века. Фото: zudusiLatvija.lv

По мнению Эйхенбаума, причину, почему станцию Засулаукс решили сделать международной, надо искать в Юрмале, а точнее — в Асари. Там выращивали клубнику, а станция Засулаукс стала перевалочной для всей российской клубники. Из Юрмалы клубнику везли туда, потому что в Асари хоть и были построены специальные склады, но для них не хватало места, а возле станции Засулаукс складских помещений в те времена было намного больше. "Здесь также проводили сортировку, потому что клубника портилась, и каждое утро партия ягод отправлялась в Петербург, Москву и другие города. Только вдумайтесь, какая здесь  царила суета. Рано утром сорванные с грядок ягоды уже после обеда покидали Засулаукс," - описывает историк атмосферу бывшего клубничного эпицентра Российской империи.

Ожидалось, что станция существенно расширится. Были даже планы построить здесь сортировочную, но их расстроила Первая мировая война.

Английский поселок в миниатюре

Конечно, такую большую станцию использовали не только для транспортировки людей и клубники. Близость железной дороги позволяла развивать большие производственные комплексы. Одной из крупнейших была фабрика "Мотор", которую прославили два работника — изобретатель Фридрих Цандерс и первый в Российской империи конструктор авиамотора Теодор Калеп.

Завод «Мотор» в годы своего расцвета, перед Первой Мировой войной. В ангарах завода производили первые в Российской Империи авиационные двигатели и даже самолеты. Фото: zudusilatvija.lv

Как отмечает Эйхенбаум, частично сохранившееся здание мануфактуры — уникальный памятник архитектуры.

Ощущения английской деревни можно легко прочувствовать возле жилых казарм рабочих Засулаукской льняной мануфактуры. Фото: DELFI

"Там сохранилась брусчатка тех времен. Там есть домик управляющего, которые последние годы часто горит. Там есть казармы для работников, построенные по английскому образцу. И огромные фабричные помещения вдоль улицы Шампетера, которые напоминают английскую фабрику. В связи со строительством Rail Baltica, в скором времени планируется снести ближайший к дороге корпус, куда в свое время локомотив мог загонять вагоны, чтобы под крышей грузить ткани, не боясь влаги", - рассказывает Эйхенбаум.

В английском стиле не выдержан лишь так называемый "дом Цандера". Сам изобретатель там прожил всего два-три года. А вообще-то, это здание с тремя квартирами (у двух были роскошные веранды) предназначалось для директора мануфактуры.

Историк рассказал и о том, о чем в советское время предпочитали умалчивать: во времена Российской империи, также как в Англии, фабрика предоставляла своим работникам социальные услуги. В жилых помещениях для рабочих были свои амбулатория, детский сад и ясли, где занимались маленькими детьми работников. Были тут и клуб, и помещения для отдыха. Такая практика не считалась тогда чем-то особенным, потому что на фабриках социальное обеспечение было обязательным.

Медицинская помощь

Широкие окна в конце здания казармы рабочих говорит о том, что здесь, скорей всего, находился медпункт, где принимал врач.

Дом Цандера

В домам рабочих прилегает сад дома Цандера или сад дома директора мануфактуры. Одновременно могло быть несколько директоров, также здесь жили и другие специалисты.

Брусчатка

В небольшом рабочем квартале сохранилась брусчатка, которой более 100 лет. Участки возле перекрестков вымощены более плоскими камнями, чтобы пешеходы, переходя улицу, не спотыкались.


Присмотр за детьми

К одному из жилых домов пристроена веранда. Эйхенбаум указывет, что в этом конце здания располагался детский сад.

Эта установка в Риге поменялась только с 1911 года, когда социальные функции перенял город. Для советской пропаганды был неприятен сам факт, что работникам разрешали строить дачи в Юрмале и других местах, где можно было летом отдохнуть, отмечает Эйхенбаум.

Как луга и болота превратили в курорт

Граница Шампетериса и Засулаукса по улице Шампетера в конце прошлого века. Фото: zudusiLatvija.lv

По мнению Эйхенбаума, название Засулаукс идеально подходит к этому месту. Изначально оно звучало как Засенхоф (Zasenhof) или поместье Засена. Долгое время производственная застройка велась только вдоль железной дороги, а широкие территории вокруг оставались полями. Железную дорогу на Болдераю здесь построили только в 1873 году, а в 1877 году — на Тукумс. Несмотря на то что сохранившиеся по сей день фабричные корпуса свидетельствуют об активной жизнедеятельности в этих местах, вокруг было сравнительно мало типичных для заводов деревянных казарм работников. Эйхенбаум объясняет это тем, что фабричные трудяги предпочитали жить в других районах Риги и добираться до работы на поезде или даже на корабликах, если они жили по другую сторону Даугавы.

Образцовое хозяйство Доры Йиргенсоне в начале улицы Волгунтес, недалеко от станции «Засулаукс». Начало XX века. Фото: Музей истории Риги и мореходства.

Пейзажи того времени можно немного прочувствовать по отдельным названиям улиц. Например, Болотная улица была проложена в заболоченном месте. Садовая улица свидетельствует о развитии в этой местности садоводства - она строилась как дамба. На ней до сих пор сохранились пруды и круглый год есть влажные рытвины. В некоторых местах пруды рыли специально для дренажа, а также под жернова. Возле улиц Кулдигас, Кандавас и Дарба можно увидеть небольшие возвышенности, которые придают рельеф дорожному покрытию.

Это была благодатная территория для прогулок и отдыха, чем воспользовались владельцы усадьбы на перекрестке современных улиц Георга и Кулдигас. Они сделали большую пристройку к уже существующему зданию и в 1869 году открыли там бальнеологический курорт, похожий на тот, что в 18-м веке появился в Кемери. Большинством посетителей этого курорта были местные немцы, но немало отдыхающих приезжало и из Петербурга и Москвы. "Это были чиновники высокого ранга, которые все же не могли себе позволить курорты в Германии, Австро-Венгрии или Швейцарии", - рассказывает Эйхенбаум.

Имитируя Швейцарию

Развитие курорта привело к тому, что многие здания в окрестностях улиц Дарба, Кулдигас, Маргриетас и других строились по типу пансионов - там сдавались комнаты для желающих получить ванные процедуры в Засулауксе, рассказывает Эйхенбаум.

   

Один из красивейших домов в Засулауксе находится на северо-востоке бывшего поместья Заса, на ул. Дарза, 3.

"Если посмотреть вокруг, то здесь нет маленьких квартирок, почти нет жилых домов для рабочих, если какие-то исключения и есть на улицах Дарза и Слокас, то остальные дома выдержаны в едином стиле. Земли и усадебный комплекс на территории нынешнего Ботанического сада принадлежали фон Верману. В каждом поместье были свои строго оговоренные условия — здесь условия предусматривали застройку в швейцарском стиле", - поясняет историк.

Четкие границы района можно видеть на улицах Цандера и Засулаукс, где еще есть швейцарские дома, но уже на соседней улице в сторону Шампетериса таких больше нет. Напротив станции Засулаукс, если идти в сторону Калнциемского моста, сохранилась пограничная отметка – ряд дубов, который отделяет Засулаукс от земель поместья Крузе. 

"Философия тут была такая: у немцев и русских, которые ехали на курорт, он должен был ассоциироваться со Швейцарией и Баварией", - рассказывает Эйхенбаум. Соответственно, бальнеологическое заведение на углу Георга и Кулдигас осознанно строилось как яркий образец швейцарского стиля — с резьбой по дереву, покатыми крышами и огромным местом под плакат, на котором было написано, что это курорт доктора медицины Шнайдера. 

Сама улица Кулдигас закладывалась, как широкий зеленый бульвар, чтобы по нему могли неспешно прогуливаться отдыхающие, ведь курорт подразумевал не только водные процедуры, но и воздушные ванны. Ботанический сад тоже в свое время был парком открытого типа, предназначенным для прогулок. В расположенном неподалеку Дзегужкалнсе устраивали концерты и балы, которые посещали и курортники. Концерты давали и в курортном парке на месте, где в наши дни находится частная школа и построенные в советское время многоэтажки.

Жизнь в одном из особняков в Засулауксе — в доме Штиде — в XIX веке. Фото: zudusiLatvija.lv

Постепенно в окрестностях курорта начали строить свои пансионы богатые русские чиновники и немецкие предприниматели. "Я вычитал, что на углу улиц Маргриетас и Валентинас свой пансион построили какие-то тайные советники. В начале улицы Дарзу находится одно из самых роскошных зданий в швейцарском стиле 50-х годов 19-го века, перед которым раньше располагался подъездной круг.

Три дома, построенные Балодисом и Гайлисом, выходили на железную дорогу. С ходом времени сменялась штукатурка на досках, но на одной до сих пор можно разглядеть место для рекламы.

В 1912 году на улице Тапешу три здания пансионов отстроили латыши: два — Балодис и одно - Гайлис. На фасадах этих зданий хорошо просматриваются места для надписи, что это — пансионаты. В сдаваемых квартирах с тремя и более комнатами предприимчивые люди могли заселиться со всей семьей, слугами или гувернантками", - поясняет историк.

Украшенное барельефами львов здание канцелярии советника по торгово-экономическим вопросам Китайской народной республики расположилось среди деревянных построек неподалеку от станции. Когда-то этот построенный под сдачу комнат дом, было известен как Вилла Ольга.

Дома с отдельными комнатами были не только для состоятельной публики. В пансионатах хозяйничали одинокие дамы, которые предлагали гостям как комнаты, так и еду. "В объявлениях того времени писали "Меблированные комнаты со столом", - рассказывает историк.

Исследование Эйхенбаума показало, что курорт просуществовал до Первой мировой войны. Позже, во времена Земельной реформы, большие площади застройки были поделены на мелкие. Между деревянными домиками 20-30-х годов в швейцарском стиле встроили вереницу особнячков в стиле функционализма.

Район сохранился немецким, и когда в 1939 году нацистская Германия призвала своих соотечественников на родину, Засулаукс опустел. "В свое время люди, которые тут жили, рассказывали мне, что в 1939 году ощутили, что это больше не Рига — немецкой речи больше не было слышно, и район стал совсем безлюдным. Осталось лишь немного латышей и совсем старики, которые были не в состоянии выехать".

ЭКСПЕРТ ПРОЕКТА

Владимир Эйхенбаум

Историк и руководитель центра реновации деревянных домов «Koka Rīga»

АВТОР ТЕКСТА

Андрис Карклувалкс

Журналист DELFI

АВТОР ВИДЕО

Микс Силиньш

Видеооператор, DELFI TV