Turgid.lv
Проект создан при поддержке Рижской думы
lv
Turgid.lv Проект создан при
поддержке Рижской думы

Здание Национального театра в эклектическом стиле было построено в 1901 году и, возможно, оно является самым роскошным не только в пределах бульварного кольца, но и во всей Риге. Изначально это был Второй городской театр, в котором выступала русская труппа. Но после того, как 18 ноября 1918 года здесь провозгласили Латвийское государство, вскоре его передали латышской труппе. Уже 23 февраля 2019 года Латвийский Национальный театр отметит свое столетие. В этом здании проходили премьеры первых латышских пьес, здесь ставили и классиков, но самой узнаваемой пьесой определенно можно считать «Дни портных в Силмачах» Рудольфа Блауманиса, которой ежегодно закрывают сезон. О том, какие истории хранят в себе эти роскошные стены, мы расскажем в этой серии «Рижских маршрутов».

Рижские истории:
Культура кофеен

Почтовая фотооткрытка. Ресторан «Mazais Vērmanes parks». Начало XX века. Фото: Музей истории Риги и мореходства

В Латышском словаре иностранных слов возле слова «кафе» можно найти пояснение, которое немного отличается от принятого нами понятия этого слова. «Кафе (немец. Kaffeehaus, фр.. cafe) - отель, где, кроме кофе, подают прохладительные напитки и различные кушанья.

Первое кафе было открыто в 1863 году в Вене одним из соратников Яна Собеского. Разделяют два типа кафе: 1. Кофейня и кондитерская 2. Кафе-шантан - кофейня, где посетители слушают музыку и пение, смотрят на танцы, программу кабаре. Уже начиная с XVIII века, в распоряжении посетителей кафе были газеты и журналы, поэтому в скором времени кафейни превратились в место встреч интеллигенции, особенно литературной и музыкальной».

Первые кафе и рестораны-подвальчики, разумеется, появились в Вецриге, а в 20-х – 30-х годах XX века особенным местом, куда можно было отправиться развлекаться, стала ул. Элизабетес и прилегающий к ней район. Его называли рижским бродвеем (по моде тех времен – в мужском роде и с маленькой буквы), потому что здесь хватало и кинотеатров, и кафе, и ресторанов с гостиницами. Здесь был даже первый стриптиз-клуб, который существенно взволновал жен уважаемых мужей, хотя самим господам это понравилось.

Популярное место для прогулок - променад 

Кино и оперетта

Кафе "Sukubs"

"Cafe de Paris"

Суворовская гостиница

Cinéma de Paris

Otrās šķiras restorāns “Gūtmaņa ala”/Reitermaņa restorāns/Ēdienu salons “Dārza virtuve”

Iebraucāmā vieta “Cukerbeķeris”

Гостиница и ресторан “Park”

Зимний сад

Малый павильон

Ресторан “Mazais Vērmaņa parks”

Ресторан Августа Рудзитиса

Кино “Astorija”

Kino “Splendid Palace”

Кино “Maska”

Молочный ресторан

Ресторан “Esplanāde”

Кафе “Rokoko”

Кино “Forum”

Ресторан "JAR", пивной сад и музыкальная эстрада

Улица Элизабетес 11, Кафе Фрейманиса

«Самыми известными местами на бродвее были кинотеатр «Форум», ресторан «Esplanāde», Молочный ресторан, книжный магазин инвалидов войны, кинотеатр «Маска» (два блокбастера за один вечер!), «Splendid Palace” и “Astorija”; на углу улицы Тербатес – трактир Рудзитиса. Наверное, многие бы хотели, чтобы бродвей продлили до ул. К. Барона или даже до ул. Марияс. Об этом можно дискутировать. Однако его расширение могло бы включить в себя также бульвар Бривибас и часть бульвара Райниса (район Университета). На бродвее всегда можно было встретить какого-нибудь знакомого парня или приятеля, что-то организовать или просто приятно провести время. На правом фланге этого променада находились аллея Эспланадес и Верманский парк с кинотеатрами “Parks” и “Marine”, а также рестораном “Vērmanītis” cо студенческой кухней. Ну как тут можно сконцентрироваться? Кроме того, оттуда можно было легко и удобно добраться до многих других общественно значимых мест. И где парни, улыбки и приветствия. На мой взгляд, нет ничего лучше, чем старый Рижский бродвей», - рассказывает историк и писатель Улдис Германис в книге Инеты Липши «Rīga bohēmas varā».

Бродвей, конечно, было излюбленным место для свиданий – кино, а затем посещение кафе всегда оставались классикой свиданий среди молодежи. В наши дни трудно даже себе представить, что самым распространенным вариантом было отвести девушку в Молочный ресторан, где зимой можно было выпить теплого молока с медом, а летом – пахты с сахаром и корицей, что для тощих кошельков гимназистов обходилось всего в несколько сантимов.

Ресторан «Mazais Vērmanes parks» или, как называли его в народе, «Паркис», где ежедневно можно было встретить и художников, и депутатов, и писателей. Фото: Zudusī Latvija
«Молочный ресторан», принадлежащий Рижскому объединению молочников, работал во второй половине 30-х голов на ул. Элизабетес, 55, в помещениях, где ранее располагался локал «Dancing Palace». Здание снесли в 1967 году, освободив место под строительство гостиницы «Латвия». 1937 год. Фото: Zudusī Latvija

На правом фланге этого променада находились аллея Эспланадес
и Верманский парк с кинотеатрами “Parks” и “Marine”, а также рестораном
“Vērmanītis” cо студенческой кухней. Ну как тут можно сконцентрироваться? Улдис Германис

Богемная Рига

Была в ту пору и «золотая молодежь», которой не приходилось считать сантимы. Это были дети богатых родителей, которые придумали свою моду и свой жаргон, о которых долго еще потом слагали легенды и шутки. «Они бродили по округе в своих длинных жакетах, с пышными начесами, пружинистыми шагами и жаждой жизни в глазах. Их подружки, которые также гордились своими пышными волосами, носили очень короткие плиссированные юбочки. Все эти мальчики и девочки ходили в туфлях на толстой резиновой подошве. Трех языков – латышского, русского и немецкого – которые все понимали, им было мало. Они придумали свой новый жаргон, который представлял из себя смесь всех трех языков. К этой мешанине они добавляли еще и отдельные английские слова или слова на другом иностранном языке, например: «джобс», «робис», «мобис», «пикс», «крю», «дансинг», «дарлинг» и т.д. Самое печальное, что сами они зачастую не могли выговорить эти иностранные слова. Парни называли себя «денди», а девушек – «джуди». Из Карлиса они превращались в Чарльза, из Яниса – в Джо», - писал проработавший много лет в ресторане отеля «Roma» официант Александр Барс, который в сочных историях и воспоминаниях отразил ночную жизнь Риги и богачей 30-х годов.

Публика в кафе Верманского сада. Фото: Музей истории Риги и мореходства

Без денди невозможно себе представить модную Ригу 30-х годов. Так же, как в наши дни пришла мода на хипстеров, и в те времена на приемах, танцах и, конечно же, в кинотеатрах и локалах бродвея можно было встретить этих щеголеватых молодых людей. Среди них были также писатели и художники, которых регулярно можно было встретить в кафе и пивных бродвея: Карлис Падегс, Александр Чак, Аншлавс Эглитис и многие другие, наслаждавшиеся жизнью и черпающие из нее вдохновение.

Хватало в ту пору и громких скандалов, которые случались в какой-нибудь таверне или ресторане. Янис Леийньш в книге “Spēlmaņu cilts” описывает самый яркий для 30-х годов случай, когда в прессе и обществе громко обсуждался судебный процесс, в рамках которого за изнасилование дочери промышленника Илги Званитаи судили сына издателя Антона Беньямина – Яниса (позже его оправдали). Стало известно, что свидетелем обвиняемого будет актер Национального театра Эрнестс Фелдманис, который защищая друга, завил, что у него также были отношения с пострадавшей барышней, и она была вполне сговорчива. Рижская общественность не смогла вытерпеть подобное, поэтому собралась толпа студентов, которая под полицейские свистки вошла в театр. Когда Фелдманис появился на сцене, они подняли большой шум, выкрикивая: «развратник», «бабник» и используя другие эпитеты. Стоял такой шум, что представление пришлось прервать. Полиции, стоявшей у дверей, не удалось задержать ни одного из смутьянов, а позже некий доброжелатель угостил студентов в ресторане “Esplanādе”, заказав им напитки и ужин. Это событие они весело отметили в ресторане.

Ресторан «Esplanadе”, ул. Элизабетес, 53, 1936 год. На второй стороне ул. Базницас – кафе «Rokoko».  На этом месте в 60-х годах построили гостиницу «Латвия». Фото: Zudusī Latvija

Кафе также были хорошим местом, где находили поддержку молодые художники, там можно было выставлять свои работы или просто встречаться со своими знакомыми, чтобы поболтать (телефонов тогда еще не было). Как и в наши дни, и в те времена популярностью пользовалось место, которое позже утрачивало свою былую славу. Вскоре после провозглашения Латвийского государства популярностью пользовался “Sukubs”, однако в 30-е годы они утратил свой былой блеск.

В нем царила богемная атмосфера, которую очень ценили художники. “Sukubs” находился на втором этаже одного из домов по ул. Меркеля, напротив Верманского сада. Его в 1919 году открыла мать художника Романа Суты, а позже его дочка – балерина и тележурналистка Татьяна Сута – рассказывала о нем в своих воспоминаниях. Росписи на кубических стенах двух уютных комнат “Sukubs” делали молодые латышские художники, которые позже стали классиками – Роман Сута, Александра Бельцова, Конрад Убанс, Никлавс Струнке, Валдемарс Тоне. Их часто можно было встретить в этом месте. В “Sukubs” вдоль стен стояли накрытые белыми скатертями столы с блестящими пепельницами, а также продолговатыми картами меню, которые гости расписывали стихами или же оставляли там наброски рисунков, пишет Инета Липша. Того, кто попал в бедственное положение, добросердечная госпожа Сута кормила «в долг». «Довольно часто в "Sukubs” заходил Янис Эзериньш. Вспоминаю вечер, когда он, съев ужин, лихо спросил у прислуги, появившись в кухне. «Дамочка, у вас там дальше есть дымоход? Есть? Ну тогда выпустите меня через него». У него в тот вечер не оказалось денег», - написал в своих воспоминаниях постоянный клиент кафе Петерис Эрманис.

“Основную публику в “Sukubs” составляли молодые художники, поэты, ученые, а также дамы – актрисы и барышни, которые интересовались искусством. Сдвинув вместе квадратные столики, они ели и дискутировали целыми группами», - написал об этом популярном заведении в своей книге “Teiksma par manu mūžu” Янис Веселис. Он также помнит, как былая слава “Sukubs” стала меркнуть уже в 1925 году, когда большая часть постоянных клиентов поженилась и обратилась к семейной жизни.

Парни называли себя «денди», а девушек – «джуди».
Из Карлиса они превращались в Чарльза, из Яниса – в Джо»Александр Барс

Можно встретить всех

В начале 20-х годов многие спешили также и в Клуб латышских художников (позже его снесли, а не его месте построили Армейский экономический магазин, нынешнюю галерею «Центрс») или в кафе Оперы, которое открыло предприятие «Ch. Jirgenson-Oto Švarc”. Как уже упоминалось, очень оживленными оставались и окрестности бродвея – долгое время излюбленным местом был ресторан “Mazais Vērmaņa parks”, который влюбленные называли «Малым парком», «Верманитисом» или «Парком» (его тоже снесли, когда в советское время возводили пристройку к зданию Кабинета министров, где сейчас находится Верховный суд). Третьим по популярности местом после кафе в Опере, которое было немного дешевле, и «Верманитиса» был “Romas pagrabs” (ныне отель “Grand Hotel Kempinski Riga”), где вращалась одна и та же публика, пишет Инета Липша.

“Малый парк» славился отличными завтраками и ужинами – клиенты начинали тут собираться уже с утра, затем был рабочий день, а потом публика возвращалась на обеды и ужины. Депутаты, министры, директора и офицеры высокого ранга, ученые, издатели и другие известные люди наслаждались здесь яствами за покрытыми белыми скатертями столами под аккомпанемент струнного оркестра. Вокруг таких важных лиц всегда собирались друзья, знакомые, деловые партнеры. Например, это было излюбленное место генерала Яниса Балодиса, где у него был даже свой собственный столик. За ним, с момента избрания во 2-й Сейм в 1925 году, его можно было встретить практически каждый день. И генерал зачастую приглашал присоединиться к трапезе других известных лиц – оперных исполнителей, киноактеров, писателя Мариса Ветру, братьев Кродерсов и других, кто с удовольствием выпивал за счет Балодиса. Об этом позже в своей книге воспоминаний “Sestā kolonna” писал сам Марис Ветра. Вечера проходили здесь весело, раздавался смех, проходили дискуссии о культуре и политике. Это заведение на углу улиц Элизабетес и Тербатес было по пути и для тех, кто из театра «Dailes» направлялся во внутренний город, а по дороге заходил сюда отдохнуть и перекусить.

Летнее кафе ресторана «Mazais Vērmanes parks».  Фотооткрытка. Объединенный архивный фонд LVKFFDA

Так же, как и на моду, на стиль и названия кафе влияли происходящие в Европе процессы и тенденции. Что-то перенимали от Парижа. В городе было много мест, в названиях которых фигурировала столица Франции: на ул. Элизабетес, возле ее пересечения с ул. Кр. Барона, располагались “Cafe de Paris” и “Cinéma de Paris”, на ул. Бривибас, 11 было также кафе “A la Marquise” , принадлежащее караимской семье, в нем ощущался восточный стиль. Позже, в советское время это кафе стало называться «Флора». «Кафе меняли свои названия вместе со сменой своих владельцев. Например, “A.T” в начале 30-х годов стал называться “Ninon”, а “Monu”, которое в 1933 году обустроили в помещениях ресторана Ото Шварца, поскольку владельцы перебрались в отремонтированный отель “Roma», через пару лет стали назвать «Луна», пишет в своей книге “Rīga bohēmas varā” Липша.

"Cafe de Paris” – одно из излюбленных кафе-ресторанов в Риге. Желтая пресса писала, что здесь в период между войнами было показано первое нелегальное стриптиз-шоу. Рига. Фотооткрытка начала XX века.

Трактиры и девушки из бара

Отбор юных барышень на работу девушками из бара в рижские ночные локалы «Alhambra», «Ganimeds» и «Foxtrott-Diele».  Рисунок тех лет в желтой прессе, издание «Закулисье интимной политики», 1933 год.

Были и так называемые трактиры второго сорта. Одним из самых популярных считался трактир Широна на углу улиц Лачплеша и Тербатес. Он принадлежал Рейнхольду Широну, в это заведение любили захаживать актеры расположенного неподалеку театра «Dailes», а также извозчики, деревенские жители, студенты и интеллигенты. Янис Гринблатс вспоминает, как они сидели за не покрытыми скатертями столиками самообслуживания, угощались купленной в буфете «четвертушечкой» (четвертая часть литра водки), пивом, а закусывали какими-нибудь «пальцами мертвеца» (так в Риге называли кусочки сушеного сыра толщиной в палец, приправленные тмином и солью), жареной салакой или же лакомились серым горохом, жареном на сале с луком. 

В Риге – как в настоящем большом городе – в 20 - 30-ые годы появились и «мужские развлечения». Первый стриптиз-клуб находился здесь же рядом, в районе бродвея, на углу улиц Элизабетес и Барона, где позже долгое время располагалась Латвийская Национальная библиотека.

В свою очередь на углу улиц Элизабетес и Тербатес, где сейчас находится внушительное здание в стиле функционализма, которое спроектировал Александрс Клинклавс, в советское время располагался диетический ресторан, потом пиццерия, а в наши дни – ресторан Кирсонса “Vērmanītis”, но в 20-е годы там стояло простое, но достаточно известное деревянное двухэтажное здание, в котором располагался трактир Августа Рудзитиса.

«Его чаще всего посещали деревенские жители и люди с окраин Риги – Пардаугавы, Шампетериса, Болдераи и Милгрависа: рабочие, ремесленники и другие небогатые посетители. В 1929 и 1930 годах это заведение 2-го сорта получила право трактира 1-ого сорта», - пишет в своей книге “Tur man tika...” Андрис Тилля. Это давало право торговать до двух часов ночи, а не только до часа. В памяти рижан того времени остались воспоминания, как публика там быстро «разогревалась», а затем имела обыкновение приставать к прохожим. Бывало, что кто-то из них встречал утро спящим… в зеленых насаждениях. Однако бизнес, судя по всему, развивался в нужном направлении, и, когда в 1935 году Рудзитис открыл ресторан в новом здании, изменилась и публика: туда стали заходить господа во фраках и элегантные дамы. В таверне Рудзитиса в обществе девушек из бара, без костюма, но в шляпе на голове любил сидеть рижский денди – график Карлис Падегс.

Девушки из бара также являются важной составной частью ночной жизни Риги, о которых нельзя не упомянуть, рассказывая о городе 20 – 30-х годов. Их нанимали как работниц, помогающих вести бизнес в трактире. Девушки развлекали утонченную публику. Они должны были распознавать богатых гостей, заводить с ними разговоры и добиться того, чтобы те истратили как можно больше денег, заказывая напитки. Определенный процент за эти сделки шел на зарплату консуматоршам. «Если случалось что-то большее, это было на риск и под ответственность, но интеллигентные латыши уж не были дикарями и подонками, как сейчас это происходит в больших городах. Не называя своего имени, гости просто пытались что-то рассказать, это было что-то вроде «исповеди», психологическая разрядка», - пишет Липша в своей книге, цитируя Ольгерта Лиепиньша, описывающего свой опыт в 1923 году в кафе “Cafe de Paris” – на углу улиц Кр. Барона и Элизабетес, где до строительства Замка света располагалась библиотека. «На нижнем этаже помещения арендовали несколько магазинов. Одним из них было кафе-кондитерская со звучным названием “Cafe de Paris”(Парижское кафе). Большой каменный дом был построен в 1910 году. Нам неизвестно, было ли кафе открыто здесь сразу же после строительства здания», - пишет Андрис Цауне, допуская, что так вполне могло быть.

"Cafe de Paris” на ул. Суворова (теперь ул. Кр. Барона, 14). Рекламная открытка

Интересно, что до Второй Мировой войны для ночных локалов в Риге существовал так называемый «полицейский час», это означало, что они должны закрыться до пяти утра, поэтому те, кто хотел продолжать веселье, брал такси и ехал в какой-нибудь трактир за пределами города.

Утонченный стиль

Фото: Музей истории Риги и мореходства

Рассказывая о бродвее, нельзя не упомянуть и Верманский парк в центре Риги, который является одним из заметных зеленых украшений города. Он служит местом отдыха для рижан уже 200 лет, начиная с той поры, как Анна Гертруде Вермане в 1817 году подарила его Риге, чтобы парк всегда мог быть доступен любому горожанину. Вспоминая излюбленный «Малый Верманский парк», который находился на другой стороне нынешней улицы Тербатес, стоит отметить, что еще одно место для отдыха с таким названием в начале XX века находилось в самом парке. Это был большой ресторан с концертным залом и даже кинотеатром – одноэтажное здание находилось примерно в том месте, где сейчас располагается восстановленная концертная эстрада. В роскошном здании был большой «Зимний сад», где рядами стояли покрытые белыми скатертями столы, а между ними – зеленые южные растения. «Зимой, когда на заснеженных улицах лица людей сковывал мороз, заходя в зал ресторана Верманского сада, где царило тепло и на потолке были закреплены многочисленные электрические лампочки с ярким светом, эти зеленые росточки создавали такое ощущение, будто ты вновь очутился в саду», - пишет в своей книге “Rīgas Klusais centrs pirms 100 gadiem” Андрис Цауне. Это ощущение усиливали и многочисленные зеркала. Большой зал вмещал до 250 гостей.

Ресторан в Зимнем саду павильона Верманского сада. Почтовая открытка

«Это роскошное место с огромным выбором утонченных блюд очень подходило не только для тех, кто просто хотел провести здесь время, но и для того, чтобы люди могли бы отпраздновать здесь важные и не очень важные праздники». В рижских ресторанах один официант обычно обслуживает одновременно по четыре столика, делится своими воспоминаниями Александр Барс, проработавший долгое время официантом в ресторане гостиницы “Roma». На троих официантов приходился также один ученик. «Таким образом, в ресторане Верманского парка на 60 столиков приходилось не менее 15 официантов», - рассказывает Цауне. 

Летнее кафе в Верманском саду. Фотооткрытка

Стоит отметить, что здание ресторана в Верманском саду сохранилось и после Второй Мировой войны, но позже его снесли.

Кафе и кондитерская Фрейманиса на ул. Элизабетес, 13

На Рижском бульварном кольце и в Вецриге, как и в Вене, было также много кофеен, где можно было насладиться чашечкой горячего напитка со вкусными пирожными или булочками. Дамы после магазинов с удовольствием заглядывали поболтать с подружками в какую-нибудь кондитерскую. Многие кафе в начале улицы Элизабетес еще до Первой Мировой войны принадлежали Янису Эдуарду Фрейманису, включая подвальчик в доме на ул. Элизабес, 13, построенному в югендстиле по проекту Константина Пекшена. В этом красивом доме позже жил депутат и президент Латвии Албертс Квиесис, а в советское время – Вилис Лацис. Фрейманису также принадлежало кафе на улице Элизабетес, 10 и главная пекарня на ул. Стрелниеку, 11. Как видно на почтовых открытках той поры, эти кафе советовали также и туристам. На открытках даже были указаны номера телефонов. Это был излюбленный в ту пору вид рекламы – кафе и рестораны заказывали открытки, на которых был изображен интерьер заведения или дом, в котором располагается кафе. Там же указывали название и адрес. Открытки всего за несколько сантимов (а чуть ранее – копеек) можно было приобрести тут же в буфете, написать письмо или поздравление, а затем оставить официанту, который отправлял послание нужному адресату.

ЭКСПЕРТ ПРОЕКТА

Гунарс Арманс

Прекрасный рассказчик, очень много знает об истории рижских домов и улиц. В прошлом - инспектор Агентства защиты памятников.

АВТОР ТЕКСТА

Андра Бриекмане

Журналист, редактор проекта Tūrisma Gids.

АВТОР ВИДЕО

Микс Силиньш

Видеооператор, DELFI TV.