Turgid.lv
Проект создан при поддержке Рижской думы
lv
Turgid.lv Проект создан при
поддержке Рижской думы

Агенскалнс формировался как дачный район и место для отдыха. Отодвинутый в сторону в советское время, он снова оживает и развивается, становясь одним из самых современных районов Риги, где все больше рижан хотят учиться, работать, жить и отдыхать. Здесь можно увидеть, как по соседству с 200-летними домами расположились новые взмывающие ввысь многоэтажки. Однако, как это все начиналось и почему центр Агенскалнса находится не возле рынка? Об этой и других тайнах Агенскалнса мы и расскажем в этой статье.

Рижские истории:
Агенскалнс

Фото: Zudusī Latvija

Все началось с поместья

Усадьба Хагена, от которой произошло название Агенскалнс, располагалась на берегу Даугавы и была известна с XVII века. Достоверное свидетельство о том, что в этом месте находилось поместье, датируется 1701 годом, рассказывает историк Агенскалнса, основатель журнала на Facebook «Об Агенскалнсе» Илгонис Линде. Речь идет о картине Даниела Ставерта, на которой напротив Рижского замка видны несколько небольших построек – поместье Хагена, которое к тому времени уже могло перейти в собственность члена городской рата Ганса Генриха Беренса. Позже поместье выкупил немец балтийского происхождения Йоганн Кристоф Шварц, и оно стало называться Шварцмуйжа. Однако в народе уже прижилось название «гора Хагена» (дом находился на самой высокой точке берега Даугавы), а по-латышски – «Агенскалнс». А название «Шварцсила» теперь можно заметить в названии улицы Мелнсила (schwarz – черный, нем.язык). По словам Линде, в свое время эта улица не была такой прямой, как сейчас, а делала крюк вокруг высокой дюны там, где сейчас стоят красные, построенные в советское время многоэтажки. В ту пору обычным делом было строить дороги вокруг дюн, чтобы лошадям не надо было тащить тяжести наверх, именно поэтому улицы Задвинья образовывались так хаотично.

Между улицами Алисес, Кристапа и Мелнсила когда-то находилась самая высокая дюна в Шварцмуйжском лесу, которая была немного выше расположенных там теперь блочных домов. В 50-60-ые годы дюны снесли, официальной причиной подобных действий назвали нехватку песка на Болдерайском кирпичном заводе. На снимке виден перекресток улиц Мелнсила (Шварцмуйжас) и Кристапа. Здесь располагалось излюбленное место зимних развлечений рижан. Фото: группа на Facebook "Par Āgenskalnu"

Поскольку в конце XIX - начале XX столетия в этом месте проживали, в основном, немцы, в дюнах, между нынешними улицами Кристапа и Агенскална находилось стрельбище общества стрелков, а вокруг горы была обустроена предшественница первой родельной трассы, на которой мужчины по четверо спускались в своеобразном бобе - на «бабушкиных» санках. Позже это место стало одним из любимых мест для зимнего спорта среди горожан.

Рядом с ул. Кристапа, в те времена – в Шварцмуйжском лесу – в 1910 году Агенскалснкое общество стрелков организовало родельбаны, ставших предшественниками первых санных и бобслейных трасс. В качестве платной бобслейной трассы она работали в зимнее время и в 20-х годах. Фото: Zudusī Latvija

Здание поместья Шварцмуйжа долгое время стояло запущенным, так как после безответветственного обслуживания в советское время так и не удалось найти кого-нибудь, кто бы смог снова привести дом в порядок, однако совсем недавно его приобрели новые владельцы, и за короткое время здание было реновировано и превратилось в одну из жемчужин района, точно так же, как незадолго до этого реставрировали конюшни поместья Бененса, которое находится за денежным хранилищем Банка Латвии – старейшим зданием этого района.

Zudusī Latvija/DELFI

Поселение крестьян, получивших свободу

В XVII – XVIII веках данная территория была мало обжита. В словаре говорится, что в 1788 году в Агенскалнсе было всего 112 домов. Эта территория состояла, в основном, из песчаных дюн без деревьев, где находились несколько поселений жителей, занимавших вспомогательные должности в порту, а дальше начинался сосновый лес. К вспомогательным должностям можно отнести, например, рыбаков, грузчиков, лодочников, носильщиков, специалистов по якорям, а также других. Эти работы выполняли, в основном латыши, сбежавшие из поместий крепостные – закон гласил: «городской воздух» уже через два года освобождал человека от крепостных обязательств.

Картина Даниэля Ставерта XVIII века, где в правой стороне четко изображена территория, которая сейчас известна как Агенскалнс. Фото: группа на Facebook "Par Āgenskalnu"

Они жили в поселении, на левом берегу Даугавы, напротив нынешнего порта, но после строительства понтонного моста необходимость в переправщиках отпала. Тогда маленькие поселения стали постепенно угасать. Линде знает историю о привидениях, сохранившуюся с тех давних пор. Однажды к одному паромщику подошел богато одетый господин и попросил перевезти его на другой берег. После чего предупредил, чтобы переправщик ждал его на берегу и ни в коем случае не шел бы следом. Паромщик, конечно же, не послушал и пошел следом до поместья Шварцмуйжа, где подсмотрел в щель, как необычные существа делают что-то странное – танцуют. Испугавшись, он убежал обратно. Когда господин спросил, следил ли за ним паромщик, он все отрицал, и господин насыпал ему целые карманы золота. Паромщик уже было размечтался, как богато заживет, но на следующее утро в карманах оказался только заячий помет.

Сад Кобе

В Агенскалнсе можно найти и частичку Японии – сакуры цветут не только в Парке Победы, но и в открытом в 2010 году саду Кобе, который разбили на месте бывшего парка завода «Meteors».

Места для лавок и киосков

У многих домов в Агенскалнсе можно заметить как бы «срезанные» углы. При строительстве этих домов предусматривалось установить на этих местах небольшие киоски и магазинчики.

Сирень

Не будет преувеличением утверждать, что в каждом дворе Агенскалнса можно найти куст сирени – свидетельство о том времени, когда эта часть города была излюбленным местом отдыха рижан и дач.

Хаотичные улочки

Один из романтических признаков Агенскалнса – лабиринт маленьких улочек, созданных стихийно, без точного планирования, под влиянием ряда исторических событий.

Романтический мостик, которого нет

Агенскалнский залив был перекинут пешеходный мостик, который освещался по ночам. Он соединял Ранькя дамбис с Кливерсалой, через самую широкую часть Агенскалнского залива.

Летом цвел и зеленел

Как бы не обстояли дела, но в XIX веке у рижан началась новая мода – на лето им нравилось уезжать из города. Так как имущество Шварцмуйжи постепенно продавали по частям, тут начал расцветать район летних поместий и дач, с роскошными, необычными домами посреди облагороженных садов. В XIX и XX веках в этом районе можно было увидеть такие же раскошные дома, как и в Межапарке (Кейзармеже), который в то время только стал благоустраиваться. Здесь появились также места отдыха и развлечений. Желающие отдохнуть по субботам стекались к «Иерусалиму» (пруд Марас), который предназначался для более состоятельных людей, и в «Алтон», который был для тех, у кого кошелек потоньше, говорится в словаре.

На берегу пруда Марас, со стороны улицы Марупес, в конце 20-х годов обустроили городскую купальню, там располагалась деревянная постройка с гардеробами для отдыхающих, а город оплачивал услуги надсмотрщика купальни (купальня была закрыта в 1959 году). Там также находилось место проката лодок, а зимой – каток. Фото: Zudusī Latvija

Уже более 150 лет здесь располагаются красивые парки, которые были так популярны, что рижане приезжали сюда развлекаться из центра города. Уже в XVIII веке возле поместья Беренса на склоне дюн, на месте нынешней улицы Даугавгривас находилась «аллея Философов» с системой каналов и островков, с домиками и идиллической картиной, которую в век Просвещения обустроил молодой Беренс, учившийся в Геттингенском Университете и подружившийся с известнейшими немецкими философами. 

Это, конечно, была частная собственность, и вход посторонним лицам туда был запрещен. В свою очередь первый публичный парк находился там, где сейчас расположен Центр стратегической коммуникации НАТО, неподалеку от музыкальной школы Дарзиня. Это было очень популярное место отдыха с двумя кафе, театром под открытым небом и другими развлечениями – первое место, освещенное при помощи электричества, производимого генераторами. К сожалению, с этим связана одна печальная история: электрик, который первым демонстрировал эту установку, сделал что-то неправильно, и электричество его убило, рассказывает Линде.

Так как дачи гордились большими садами, и каждый старался сделать свой сад красивее, постепенно от характерного для Межапарка или Юрмалы соснового леса в Агенскалнсе ничего не осталось. В свою очередь в советские годы много чего заросло и было оставлено на самотёк. Для Агенскалнса характерны лиственные деревья, солнечная и мягкая картина, а весной кажется, что нет здесь сада или дворика, в котором бы не цвела сирень. Именно это время – время цветения сирени, каштана и рододендронов - лучше всего подходит для того, чтобы познакомиться с «Агеном». Цветением сирени в Агенскалнсе в своих работах восхищались как Андрей Упитис, так и Оярс Вациетис.

 Фото: shutterstock

Рижские «Афины»

В начале двадцатых годов, на самом краю Агенскалнса, у пруда Марас сносят одно из старейших зданий Риги, которое было упомянуто в записях XIII века, и которое в своих романах описал Рутку тевс – мельница Марас (о ней снят полюбившийся зрителям фильм Александра Лейманиса по мотивам рассказа Рутку Тевса «Слуги дьявола на Чертовой мельнице». В результате этого освободился значительный участок земли на берегу озера, который был передан под застройку. В это время в моду вошел стиль функционализма или «баухаус», и именно здесь в 1927 году был построен один из первых проектов в этом стиле в Риге (улица Маза Нометню, 6). Это произошло в то же время, когда будущие корифеи функционализма стали реализовывать свои знаменитые проекты и в других странах. В дальнейшем в Агенскалнсе появились и несколько других значимых работ в этом стиле.

Пруд Марас и справа на фоне здание, построенное в 1927 году на месте исторической мельницы Марас в стиле функционализма. Фото: Zudusī Latvija

Часть Агенскалнса, которая граничит с Торнякалнсом, в некоторых книгах 30-х годов называют рижскими «Афинами», так как здесь стало селиться все больше художников, писателей и поэтов. Рутку Тевс жил в бывшем доме Шредера, где ранее располагалась гостиница «Иерусалим» - как уже упоминалось выше, очень популярное место развлечений рижской богемы, куда, как гласят городские легенды, приезжали развлекаться ни на один вечер, а на целую неделю. В этом районе проживал также поэт – романист Янис Акуратерс, некоторое время жили также Райнис и Аспазия, позже Оярс Вациетис со своей супругой - журналисткой и поэтессой Людмилой Азаровой, а также другие.

Во второй половине XVIII века на ул. Алтоновас, 13 (ныне – ул. О. Вациеша, 19) была построена «Villa Robinson», названная по имени прежнего владельца, директора Рижско-Динабургской железной дороги англичанина Г. Робинзона, который приобрел здание в 1858 году. Фото: Zudusī Latvija
Прежний владелец – торговец Й.Г. Шредер, во времена которого дом назвали «Шредермуйжа». До этого там располагались трактир  «Jeruzalemes» и гостиница. С 1960 по 1983 год там проживали поэт Ояр Вациетис и Людмила Азарова. Сейчас здесь работает мемориальный музей Ояра Вациетиса. Фото: Zudusī Latvija

Первый буддийский храм

Вторым интересным местом, выбираемым знаменитостями для жительства, стала улица Баложу. Например, там, где сейчас расположено здание Пардаугавского суда, в 20-е годы, после возвращения из ссылки какое-то время в красивой квартире на третьем этаже жили Райнис и Аспазия. В этом же доме проживал первый призер Олимпийских игр от Латвии Харальд Блаус. В свою очередь по адресу ул. Баложу 4, в первой половине 30-х годов проживал министр финансов Эвалдс Римбениекс, а в доме номер 10 с 1953 года - латышский писатель и композитор Маргерис Зариньш. Он получил жилплощадь в доме, построенном в шведском стиле, возведенном архитектором Альбертом Гизике для голландского торговца Фина ван Драта, после войны дом остался в плохом состоянии, так как русские солдаты большую комнату использовали в качестве кузницы. В свою очередь в доме номер 17 по улице Баложу в первой половине тридцатых годов проживал художник польского происхождения Константин Рончевский. 22 мая на доме открыли памятную табличку, которая свидетельствует о том, что здесь в свое время жил испанский писатель и дипломат Анхель Ганивет Гарсия. Дом номер 12 по улице Баложу, где сейчас расположена гостиница и кабачок «Декайнис» - последний «живой» деревянный дом в Риге авторства первого архитектора латышского происхождения Яниса Фридриха Бауманиса.

Дом голландского торговца Фина ван Драта, в котором позже проживал Маргерис Зариньш. Фото: DELFI

Между прочим, говоря об улице Баложу, надо упомянуть, что именно здесь был расположен первый в странах Балтии буддийский храм – в доме номер 8. Его с большим размахом основал Карлис Тенисонс, который родился на границе с Эстонией, учился в Санкт-Петербурге, объездил половину света, и, попав в Тибет и Непал, стал приверженцем буддизма. В то время его высоко оценил Далай Лама, который выдал ему большие средства на то, чтобы он открыл в Санкт-Петербурге первый буддийский храм. Тенисонс так и сделал, но, когда началась революция, большевики очень косо смотрели на представителей этой веры, поэтому, спасая свою жизнь, он вернулся в Ригу и стал проповедовать свою веру здесь. В 1922 году в деревянном домике на улице Баложу Тенисонс обустроил также и храм. Однако латыши не воспринимали буддизм серьезно, и спустя какое-то время Тенисонс вместе со своим последователем Фридрихом Лустигом снова отправился в путь – сначала в Париж, потом в Азию, где и провел в Непале всю свою жизнь, был очень уважаемым человеком, а позже его похоронили в одном из главных буддийскиз храмов.

Дом, в котором в 20-х годах находился первый в Балтии буддийский храм. Фото: DELFI

Рынок формирует центр

Сейчас центром Агенскалнса принято считать окрестности рынка, но так повелось лишь с двадцатых годов XX века. До этого рынок находился во дворе кафе «Sētas krogs», где сейчас улица Тиргус, позже рынок переехал на угол улиц Калнциема и Сетас.1 января 1898 года рынок открыли в новом месте – на широкой площади между улицами Нометню, Зеллю и Бариню.

Рынок на углу улиц Агенскална, Калнциема и Сетас. Почтовая открытка. Фото: Zudusī Latvija

Когда дума постановила, что торговля под открытым небом совсем не соответствует санитарным нормам, было решено строить настоящий рыночный павильон. Его проект разработал рижский архитектор Рейнгольд Шмелинг, который также был автором других построек из красного кирпича в этом районе, например, некоторых школ. Для здания Агенскалнского рынка характерен рациональный югендстиль начала 20 века.

Строительство павильона начато в 1911 году, но ему, как и многим другим крупным проектам, помешала война, и павильон открыли только в 1925 году. В советское время к рынку добавился дополнительный овощной павильон, а 1 января 2018 года рижская дума решила закрыть рынок на реконструкцию. Овощной павильон был демонтирован, а в историческом павильоне продолжаются работы по реконструкции. Недавно было принято решение передать права аренды рынка фирме, которая обслуживает Калнциемский квартал. Договор заключен на 30 лет и предусматривает, что арендатор должен привлечь инвестора и до конца 2021 года восстановить рынок, чтобы он мог возобновить работу. Представители Калнциемского квартала рассказали, что постараются восстановить бренд и славу Агенскалнского рынка.

Агенскалнский рынок в 30-ые годы.  Фото: группа на Facebook "Par Āgenskalnu"

Дом мечты режиссера

Харизматичный театральный латышский режиссер и основатель Театра «Dailes» Эдуард Смильгис был непростой и великой личностью, и его дом, в котором сейчас размещается Музей театра, овит легендами и является одним из интереснейших в Риге.

Здание с самого начала привлекло к себе внимание, ведь его владельцем был режиссер с творческим полетом фантазии и инженерным образованием, который мог распланировать подходящий себе дом со множеством театральных элементов. В памяти единомышленников режиссера сохранились воспоминания о том, что Смильгис в одно мгновенье мог очаровать волшебным рассказом и картинами Востока из «1001 ночи» или живописными горами Норвегии с Пер Гюнтом – это волшебный мир виден и в его доме. Там есть и миниатюрная сцена старого Театра «Dailes», и таинствнный кабинет мастера, и садовый фонтан и вход, напоминающий вход в замок. В настоящее время дом «обживают» Музей Эдуарда Смильгиса Латвийской академии культуры и «Dirty Deal Teatro».

Улица Эдуарда Смильгса получила свое нынешнее название только в 1966 году после смерти великого актера и режиссера, а до этого почти 101 год она называлась улицей Дартас, а еще раньше – ул. Доротеяс (в народе ее называли «Дорофеевкой»). Здесь родился и жил сам Смильгис, который всю жизнь называл свое родное место «Хагенскалнсом» и никак иначе.

ВЭФ «родился» в Агенскалнсе

На месте, где сейчас располагается основательное здание Латвийского Национального архива, раньше находилась усадьба основателя масонской лиги Томаса Цукерберга – красивый дом в швейцарском стиле. В нем размещалась одна из ценнейших библиотек своего времени, а когда владелец обанкротился, ее распродали на аукционе, и накануне Первой Мировой войны здесь построили здание городского ломбарда.

Ломбард проработал тут всего несколько лет, а затем некоторое время пустовал, поскольку хозяева пропали, кто куда. Однако интересно, что дом, на фасаде которого виден один из редчайших гербов Риги, поддерживаемый двумя царскими орлами, можно рассматривать в качестве предтечи знаменитого завода ВЭФ, поскольку сначала здесь размещались мастерские по ремонту радио и телеграфа, которые позже были перенесены на территорию завода «Oreol», известного сейчас как ВЭФ.

Здание Национального архива Латвии, где когда-то располагался городской ломбард, а также начинал зарождаться радиозавод ВЭФ. Фото: DELFI

Нефтяная вышка для нужд телевидения

Внушительная башня появилась во дворе на улице Линарда Лайцена в 1955 году. За эти долгие годы, несмотря на свой индустриальный вид, она укоренилась в сознании жителей и считается одним из символов окрестностей, рассказывает Илгонис Линде. 

Когда было принято решение о том, что и в Риге должно появиться телевидение, в 1953 году из здания Эстонского общество выставили Елгавский театр, в котором, между прочим, начинала свою карьеру Вера Сингаевская, а также некоторое время играла Эльза Радзиня. Там создали студию, редакции, гримерки и обустроили технические помещения, а телевизионную вещательную антенну получили от американцев, рассказывает Линде, который сам начинал здесь трудовую деятельность.

Старая телевышка и дом телевидения, который сейчас снова отдали Эстонскому обществу. Фото: DELFI
Нефтяные вышки в Баку. Фото: shutterstock

Однако интереса заслуживает и история, связанная с телевышкой, которая появилась в Риге спустя полгода. Эта вышка предназначалась для бурения нефти, и ее доставили с нефтяной платформы в Каспийском море. Она была 110 метров в высоту и отличалась специфическим индустриальным дизайном, который подчеркивали платформы с пустыми пролетами, пишет в журнале «Об Агенскалнсе» Линде. Телевышка и телевидение работали здесь до 80-х годов, пока на Закюсале не построили новый ТВ-комплекс.

Водонапорную башню сделали выше, не прибегая к сносу

Символ Агенскалнса – водонапорная башня в 30-е годы XX века, когда там проводилась реконструкция. Фото: группа на Facebook "Par Āgenskalnu"

Еще одна башня, которую точно можно увидеть из любого уголка в Агенскалнсе, это старая водонапорная башня. Ее начали строить в 1910 году по проекту Вильгельма Бокслафа. В то время она была значительно ниже, однако могла обеспечить водой все окрестные дома, вплоть до высоких домов, построенных на ул. Калнциема. В 1937 году уже стало ясно, что башня не может обеспечить высокие здания водой. Сносить или строить заново? Бокслаф не хотел так поступать и обратился за советом к строительному предпринимателю Людвигу Нейбургу. Вдвоем они разработали решение, благодаря которому башню приподняли, не нарушив ее работу. Это был уникальный случай во всем мире.

Фото: DELFI

Осторожно, буквально по кирпичику, мастера вставили огромное металлическое кольцо, укрепили домкраты и, потихоньку поднимали здание вверх, так башня выросла почти в два раза. Уникален тот факт, что при помощи специальной системы труб мастера сделали так, что башня ни на мгновенье не переставала выполнять свои функции, обеспечивая окрестности водой. 

Бокслаф считал, что башня должна быть визуально привлекательна и ей необходим декор – небольшие стеклянные окошки. Легенда гласит, что он сам гулял по окрестным улочкам и собирал по лавкам и корчмам бутылки из-под пива.

ЭКСПЕРТ ПРОЕКТА

Гунарс Арманс

Прекрасный рассказчик, очень много знает об истории рижских домов и улиц. В прошлом - инспектор Агентства защиты памятников.

АВТОР ТЕКСТА

Андра Бриекмане

Журналист, редактор проекта Tūrisma Gids.

АВТОР ВИДЕО

Микс Силиньш

Видеооператор, DELFI TV.