"Инструмент с историей": как гребни помогли узнать историю рода
Foto: Publicitātes attēli

Никогда не думала, что какой-либо предмет без души, да в общем-то и бесполезный в современном городе, может изменить жизнь человека. Человека, который состоялся в жизни, у которого есть работа, семья, хобби. Но все получилось по-другому.

close-ad
Saturs turpināsies pēc reklāmas
Reklāma

Работая на полную ставку, в деревню, где жил дедушка, я приезжала наездами – помочь по хозяйству, самой отдохнуть. Говорили все время о сегодняшнем дне, о здоровье, каких-то сельских работах, суетились. И вот два года назад дедушка умер. Разбирая в сарае старые вещи, я наткнулась на интересный инструмент. Две дощечки с ручками, все покрытые какими-то мелкими зубчиками. Кого же чесали такой мелкой щеточкой? Как жили те люди, которые пользовались этим загадочным предметом? Поговорив с мамой, я вспомнила, что когда-то, в детстве, бабушка рассказывала, как перед тем, как прясть шерсть, ее расчесывали этими гребнями, чтобы все шерстинки встали параллельно друг другу. Эти гребни в начале двадцатого века купили моей прабабушке. Звучит буднично – зашли в магазин и купили!

Тогда же хозяйства были натуральными, денег не было. Ближайшая лавка, где можно было купить гребни, за четырнадцать километров от дома. Нет ни машины, ни лошади. Десятилетняя Ирина встала засветло, чтобы с отцом (мать оставалась дома работать по хозяйству) к утру добраться до Резекне. Отец нес баранки для продажи на ярмарке, она несла два десятка яиц, которые собирали две недели. Несла очень осторожно, боялась разбить, иначе гребней не купят, и она, уже взрослая девочка, не сможет подготовить себе приданое. Сразу по приходу в город, пошли в лавку и выторговали чесала для шерсти за двадцать яиц, хотя хозяин еврей просил двадцать два.

Потом отец продал баранки, на вырученные деньги купили новый самовар и решето. Вечером назад домой, пешком. Ирина начала прясть самостоятельно, а когда у нее родилась дочка (моя бабушка), гребни перешли к ней по наследству. И только после войны, когда стало возможным купить ткани в магазине, гребни были отложены, но не выкинуты, потому что были очень важной, памятной семейной вещью.

Кому же нужен такой бесполезный инструмент сейчас? Никто ведь не собирается прясть шерсть в двадцать первом веке! Но, благодаря нему, я стала интересоваться историей – не историей великих королей и кровавых воин, а историей простых людей. Историей своего рода. В интернете нашла сайты, на которых опубликованы архивные материалы. В семейных альбомах нашла фотографии начала прошлого века.

Наследованный участок земли, ничем внешне не отличающийся от участков соседей, тоже оброс фактами. В середине прошлого века из-за него судилась вдова с малолетними детьми и брат ее умершего мужа. На его развитие был взят кредит в 10.000 Латвийских рублей у государства под поручительство односельчан и был своевременно погашен.

Смешанные чувства испытываешь, когда узнаешь, что один из твоих предков был волостной старшина – вот откуда задатки руководителя, другой занимался бараночной торговлей – вот откуда желание заниматься сладкой выпечкой, многие были простыми крестьянами – вот откуда непреодолимое желание весной посадить дерево, благоустроить свой земельный участок. Они были староверы и католики. Думая, что у меня в родне только русские и латыши, была удивлена, обнаружив две семьи белорусов, которые уже во второй половине девятнадцатого века имели земельные наделы в Резекненском районе. Вот откуда у меня такая необъяснимая симпатия к бульбашам, к мелодике их речи.

Разбирая архивные записи, докопалась до родственников, которые родились в начале девятнадцатого века – почти двести лет тому назад. Мои дети будут знать шесть поколений своих предков, они будут знать, что их корни на этой земле, в Резекненском районе. Уже потом судьба раскидала наш род по другим странам – Украина, Россия, Великобритания, Испания, в родне появились дагестанцы и азербайджанцы.

Многое предстоит еще открыть. Если я нашла фотографию одного дедушкиного брата, которого НКВД расстреляло за членовредительство, то судьба другого брата, который пошел служить в немецкую армию, неизвестна. Тайной остается местонахождение хутора "Замзары" Рижского района, где похоронен бабушкин брат, погибший в восемнадцать лет на войне. Впереди долгие разговоры с родственниками, поиски архивных документов. Что еще я узнаю благодаря старинным гребням?

Рассказ публикуется в рамках конкурса "Инструмент с историей".

Seko Delfi arī Instagram vai Telegram profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!
Publikācijas saturs vai tās jebkāda apjoma daļa ir aizsargāts autortiesību objekts Autortiesību likuma izpratnē, un tā izmantošana bez izdevēja atļaujas ir aizliegta. Vairāk lasi šeit.

Comment Form