Sputnik/Scanpix
Foto: Sputnik/Scanpix

Поиск серебра и золота в Кызылкумах, катание на машинах "скорой помощи", коктейли "Фестиваль" и "Устрица в пустыне", торговля красной икрой и воблой из-под полы, угон троллейбусов и жизнь в пивном ларьке… Накануне приезда в Латвию на Фестиваль музыки театра и кино артист Дмитрий Харатьян вспомнил о том, как проводил в последний путь своего латышского друга – актера Юриса Лауциньша, с которым его связывали главные моменты юности.

Дмитрий Харатьян проснулся знаменитым, снявшись в 15 лет в картине Владимира Меньшова "Розыгрыш" - в роли ученика девятого класса. А вскоре он встретил своего "авторитета и гуру" на долгие годы - актера Юриса Лауциньша.

Это был животный, патологический артист. Дмитрий Харатьян рассказал о своем прощании с латышским другом
Foto: Maris Morkans

На фото: Юрис Лауциньш.

Начало: розыгрыш не своим голосом

"Я был тогда поющим школьником, играл на гитаре, руководил своим ансамблем, считался первым парнем на деревне… Это и была одна из причин, почему именно меня утвердили на роль, - вспоминает то время Харатьян. – Но в итоге на экране я "пел" не своим голосом. Во время записи в студии, по неопытности, не смог сразу все сделать, как надо, а поскольку время поджимало, Меньшов позвал профессионала. Кстати, много лет спустя, когда я отмечал юбилей, Владимир Валентинович вышел на сцену и признался: я был неправ, Дима, надо было тебе петь самому – ты это сделал бы лучше..."

Сам Харатьян считает большой удачей то, как все повернулось. "Первая осечка стала хорошим уроком, благодаря которому я научился быстро собираться в нужный момент. – считает он. - Уже в следующем фильме Анатолия Васильева "Фотографии на стене" я уже сам исполнил песню Булата Окуджавы".

Дальше – больше: в картине "Зеленый фургон" песни "20-й год" и "Июль" должен был исполнять Александр Градский, худсовет утвердил Валерия Леонтьева, а режиссер Александр Павловский убедил композитора Максима Дунаевского, что главному герою не нужен профессионально поставленный голос, а значит, петь должен Харатьян. Именно в "Фургоне" молодого поющего актера заметила режиссер Светлана Дружинина и позвала в "Гардемарины", после которых актера в буквальном смысле носили на руках…

На фестивале Jūras Pērle в Риге и Юрмале актер примет участие в музыкальном вечере Максима Дунаевского. Помимо исторических песен из "Зеленого фургона", он непременно познакомит публику и с результатом последнего сотрудничества с тем же композитором – песню "Боцман и чайка" из сериала "Боцман Чайка".

Именно в этой картине снимался Харатьян, когда пришло известие о смерти его латышского друга Юриса Лауциньша – невероятно талантливого актера, чьи неглавные, но очень яркие роли украшают фильмы Алексея Германа ("Трудно быть богом"), Андрея Кончаловского ("Глянец", "Все билеты проданы"), Михаила Калатозова ("Дикое поле"), Андрея Смирнова ("Жила-была одна баба"), Кирилла Серебрянникова ("Юрьев день")... Одну из своих самых ярких ролей Лауциньш сыграл в жизни своего друга Дмитрия Харатьяна.

Знакомство: катание на "скорой", торговля воблой и помадами

Вряд ли сыщется еще один актер, который умудрился отучиться в трех топовых театральных вузах России: три раза в "Щуке", один — в "Щепке", один — в ЛГИТМиКе. Как раз между первым и вторым заплывом в "Щуку" в одной московской квартире судьба и свела Юриса Лауциньша с Дмитрием Харатьяном. Для вчерашнего школьника, только что успешно отснявшегося в двух фильмах, отчисленный с третьего курса "Щуки" талантливый студент сразу стал "настоящим авторитетом и гуру".

Уже первая совместная роуд-стори друзей впечатляет. Сразу после знакомства они помчались автостопом в Ригу - в феврале, в пургу и стужу, без денег, распевая Окуджаву. Заселившись к знакомому секретарю Рижского судоремонтного и продав последние привезенные из Москвы банку красной икры и воблу, Юра и Дима рассылали срочные телеграммы друзьям, знакомым, товарищам и родственникам со всего Союза: не на что уехать из Риги — пришлите 25 рублей. Переводы получали каждый день. Как подсчитали, набралось 725 рублей. Все богатство чудесным образом спускали в пивбаре "Под дубом".

Из Риги, снова на попутках, рванули в Ленинград - последними, кто сжалился над замерзшими на заправке студентами, были машины "скорой помощи"… "Так и ехали, впереди Лауциньш, а сзади я, - вспоминает Дима. - На наших глазах на повороте одну машину вдруг заносит: она начинает выдавать посреди дороги совершенно немыслимые пируэты, как в замедленной съемке. Под конец мы врезались в гигантский сугроб и остановились. Как сейчас помню два наших бледных непонимающих лица..." Из Ленинграда перебрались во Псков, где торговали позаимствованными у секретаря судоремонтного помадами…

Генератором всех немыслимых зигзагов судьбы и розыгрышей был Юрис Лауциньш, чье человеческое обаяние действовало безотказно и на всех: от строгих тетенек в рецепциях гостиниц, выписывающих дефицитные номера под честное слово, до барменов, наливавших коктейль "Фестиваль" или "Устрицу в пустыне" в долг...

Романтика: серебро-золото, свадьба без невесты и личная Беда

Пустыня стала отдельной страницей в совместной биографии актеров. Весной они отправились в Центральный Кызылкум, куда после вылета из "Щуки" Юриса определил знакомый геолог. Отряд занимался поиском золота и серебра. "Ходили с какими-то электродами, которые втыкали в барханы, снимали показания, отсылали информацию в центр, а там ее обрабатывали, - вспоминает Дима. - Так мы и не узнали, что нашли и нашли ли. Зато всего остального было в достатке: палатки, песчаные бури, каракурты, фаланги, змеи, черепаховый суп — сумасшедшая романтика!"

Именно Лауциньш свел Харатьяна с его первой женой Мариной Буримовой – студенткой третьего курса "Щуки". Восстановившийся в театральном вузе Юрис позвал Марину в Даугавпилс, разучивать для показа совместный отрывок. Харатьян - с ними… Там все и началось. На первой свадьбе Дима отсутствовал – его срочно вызвали за съемки в Ленинград. Отмечать важное событие с другом отправился Юрис - катались на лодках по каналам и тостовали, на пять бутылок водки – два килограмма сосисок.

В Москве друзья познакомились с начальником угрозыска Сокольнического района города по фамилии Беда, который всегда был рад выручить оказавшихся на мели актеров - посылал за ними оперативную машину, которая доставляла друзей в дежурную часть милиции, или на дом, или в ресторан "Ленинград", где у официантов уже ждали готовые пакеты с едой и спиртным. Прогулки с пакетами заканчивались по-разному - однажды друзья умудрились даже угнать троллейбус...

Между третьим и четвертым курсом, когда успевший поступить и быть изгнанным из ЛГИТМиКа Лауциньш вернулся в "Щепку" на курс Харатьяна, Друзья отправились проводниками в южном направлении: Батуми, Цхалтубо, Нальчик, Павлодар, Целиногорск... "Деньги гребли лопатой! - вспоминает Дима. - К примеру, в Павлодаре закупали пиво, вялено-копченого золотого леща, составляли комплекты, брали в вагоне-ресторане белые курточки и разноски и шли по вагонам - товар разлетался вмиг. А еще были так называемые китайки - постельное белье, которое после того, как человек поспал, смачивалось и засовывалось под матрас, после чего другие пассажиры на нем охотно спали: за каждый раз - рубль".

Основным же источником дохода проводников были безбилетные пассажиры. Схема была отлажена до мелочей: один проводник выезжал на остановку вперед, с касс собирал людей, не давая им купить билеты, и гнал к прибывающему к вагону, где собирал наличку. Баснословные деньги у друзей они не задерживались – в Москве шагу без такси не делали, питались в ресторанах, угощая всех знакомых актеров…

Прощание: я увидел его в ночь, когда он уходил из жизни

"Чего только не было! Но тогда как-то казалось, что главное - еще впереди, а это так, проходное. А теперь, когда все вспоминаешь, ловишь себя на мысли о том, что там-то и было то главное, что нас сформировало и сделало такими, какие мы есть", - признается Дима.

Вот и в ресторане Jūras Pērle, в честь которого назван фестиваль, друзья были вместе: "Буквально просочились туда. Стояла зима, народу особого у них не было, но нас не пускали, потому что без галстуков, а там - строгий дресс-код. Вышли мы на улицу, сняли чуть ли не со случайных прохожих галстуки, вернулись, выпили там по коктейльчику и ушли. Чего ходили? Даже никакого шоу там никакого не видели".

Последнее появление Юриса Лауциньша в жизни Дмитрия Харатьяна было почти спиритическим. "Мы не виделись с Лауциньшем несколько лет. Периодически он звонил – все больше по необходимости, денег просил, а потом снова исчезал. Но именно в момент, когда он уходил (как я уже потом сопоставил), я в два часа ночи не мог уснуть, инстинктивно взял диск с фильмом "Отдать концы" и не смог оторваться от экрана, пока не досмотрел. Лауциньш там играл пастуха с коровой. И как играл!

Все же он – грандиозный, патологический артист с какой-то животной органикой. Помню, когда я его увидел в картине Андрона Кончаловского ("Глянец") – он там деревенского отца Юли Высоцкой играет - даже не узнал сначала, думал, где режиссер такого настоящего психа нашел?! А потом вгляделся – боже, это ж Лауциньш! Засыпал я в ту ночь с мыслью: вот проснусь и позвоню Юре, как он там?! А на другой день узнал, что он ушел. Значит, так я с ним простился – привет он мне прощальный передал".

**

С первой супругой Мариной Буримовой Харатьян пробыл в браке всего четыре года, у них общая дочь - Александра. Со своей нынешней женой Мариной Майко артист живет уже двадцать семь лет. Их общий сын Иван в эти дни поступает во ВГИК на режиссуру. "Если учесть, что дочка у меня – специалист по финансам и продюсер, будут меня дети в кино снимать".

Фестиваль музыки театра и кино Jūras Pērle пройдет 31 июля и 1 августа в юрмальском зале "Дзинтари" и 2 августа – в рижском Доме конгрессов. В нем примут участие Михаил Боярский, Олег Басилашвили, Барбара Брыльска, Дмитрий Харатьян, Юрий Стоянов, Алена Бабенко, Ивар Калныньш, Ирина Муравьева, Анна Ардова, Игорь Корнелюк, Игорь Скляр, Игорь Верник, Антон Макарский, Сергей и Татьяна Никитины, Мария Наумова, Илона Багеле, Ольга Пирагс, Владас Багдонас, Вероника Плотникова и другие известные артисты и певцы.

Первый день - день песен и музыки из культовых фильмов и мюзиклов, за роялем – живая легенда Левон Оганезов. Второй день посвящен творчеству актера Андрея Миронова и творчеству композиторов Максима Дунаевского, Виктора Лебедева и Сергея Никитина. Третий вечер приурочен к 90-летию режиссера Эльдара Рязанова - мероприятие в рижском Доме конгрессов пройдет в интерьере ленинградской квартиры Нади Шевелёвой.

Зрители смогут вживую услышать песни в исполнении как самих актеров, сыгравших роли в фильмах, так и артистов, которые пели их за кадром, на экране покажут отрывки из кино, а артисты Даугавпилсского театра дополнят выступления. Все песни и саундтреки будут исполняться вживую, в сопровождении симфонического оркестра или вокально-инструментальной группы и предварятся актерскими историями. Каждый день - after-party с концертами в ресторане Laivas.

Все подробности о фестивале - www.jurasperle.lv

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Дмитрий Харатьян
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form