Остаться без волос — не самое страшное. Рассказ мамы о борьбе сына с раком
Foto: Privātais arhīvs

Когда семилетний Никлавс похудел на пять килограммов, стал очень бледным и потерял интерес к происходящему вокруг, его родители думали, что это временные психологические проблемы, возможно, связанные с изменением образа жизни — началом учебы в школе и рождением сестры. Но все быстро прояснилось. С эмоциональным состоянием это не было связано: Никлавсу поставили диагноз — нейробластома в левом надпочечнике.

"Сначала я физически не могла произнести слово "рак"", — рассказывает DELFI Cālis мама мальчика Марета Берзиня-Мейране. С момента окончания лечения ее сына уже прошло пять лет, но она по-прежнему не спешит говорить, что "рак побежден". Сейчас Никлавс живет полноценной жизнью, результаты анализов хорошие, и в семье это называют "стабильной ремиссией".

Никлавсу 15 лет, он учится в престижной гимназии Риги, куда поступил по собственной инициативе и без особой подготовки. Раз в три месяца, а в отдельных случаях раз в полгода он проходит различные обследования.

По словам Мареты, их жизнь делится на до и после болезни. За этот период изменилась их система ценностей, сменился круг друзей, и "все это произошло естественно". Марета, раньше работавшая финансистом в госуправлении, стала мамой "на полную ставку"; у Никлавса две младшие сестры — двухлетняя Тина и восьмилетняя Марта. Марета также хочет реализовать мечту своей молодости — заниматься благотворительностью.

Что касается латвийской медицины, то Марета признает, что в нашей стране с этим не все так плохо, как многим представляется. На протяжении всего долгого процесса лечения сына она получала лишь позитивный опыт. Правда, многое зависит от того, как сам все воспринимаешь.

По словам Никлавса, из-за болезни он повзрослел раньше своих сверстников, а время, проведенное в больнице, оставило у него лишь хорошие воспоминания, потому что там он приобрел много замечательных друзей.

Здоровый мальчик вдруг серьезно заболел


К своим семи годам Никлавс ни разу серьезно не болел и не лежал в больнице. В сентябре 2011 года он должен был пойти в первый класс. Лето мальчик провел активно, но ближе к осени мама заметила, что сын потерял в весе и стал апатичным, его перестало интересовать даже то, что раньше радовало. Мальчик занимался народными танцами в коллективе "Dzintariņš", и после очередной репетиции учительница танцев спросила у его отца, что происходит с Никлавсом.

Мама обратила внимание на то, что, по сравнению с другими детьми, ее сын очень бледный. Вызванный на дом врач назначил анализ крови, а прощупав живот мальчика, сказал, что у него увеличенная селезенка, поэтому направил и на ультрасонографию. Специалист USG сказала, что в животе у мальчика обнаружила нечто, чего там быть не должно. Родители привели Никлавса к опытному врачу Детской больницы Янису Крастсу. Он посмотрел результаты анализов, прощупал мальчика и высказал предположение о злокачественной опухоли.

"Потом все происходило быстро — больница, пятичасовая операция. Самым страшным было дожидаться ее окончания, надеясь узнать, что это не то, что подозревал врач. И тогда ты узнаешь, что все еще хуже, чем прогнозировалось", — рассказывает Марета. В 20-м отделении больницы мальчик провел год, и первые месяцы — постоянно, а затем его на несколько дней стали отпускать домой. "Это было как праздник", — вспоминает мама.

За операцией следовала химиотерапия, и так целый год. Никлавс был первым ребенком в Латвийском онкологическом центре (ЛОЦ), которому проводили MIGB-терапию: в его организм вводили радиоактивный йод, который достигал метастаз опухоли и делал свое дело. Во время этой терапии рядом с Никлавсом был отец в свинцовом пальто, чтобы не получить облучения.

Остаться без волос — не самое страшное. Рассказ мамы о борьбе сына с раком
Foto: Privātais arhīvs
Фото: Никлавс с отцом.


Когда Никлавсу поставили диагноз, его сестренке Марте было 11 месяцев, и Марета ее еще кормила грудью. Она дежурила в больнице по очереди с мужем Улдисом. "Сменяли друг друга через неделю, чтобы никто из нас не перегорел, постоянно живя в больнице. У нас были прекрасные первые соседи по палате — веселый мальчик и его сердечная, мудрая мама, которые меня очень поддержали в этот тяжелый период. Позже мы навещали их в Германии, где мальчик продолжал лечение", — вспоминает Марета.

"Когда узнала диагноз, я находилась в шоке, не представляла, что будет дальше, но мне очень помогло общение. Нашла семью, у которой был такой же диагноз", — говорит Марета, добавляя, что хочет поделиться своей историей, чтобы и другие семьи, столкнувшиеся с подобным диагнозом у ребенка, знали, что они не одни, что есть и другие родители в такой же ситуации, и с ними можно поговорить.


Source

DELFI Woman

Tags

Здоровье ребенка Онкология Рак Дети Vēzis
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form